Василий Луна предлагает Вам запомнить сайт «Аэропланы и ракеты»
Вы хотите запомнить сайт «Аэропланы и ракеты»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Архипелаг особого назначения На Новой Земле создавался ядерный щит Родины

развернуть

 

Архипелаг особого назначения       На Новой Земле создавался ядерный щит Родины

В 1954 г. было предложено создать новый ядерный полигон на Новой Земле, где можно было проводить подводные, воздушные и подземные испытания. Фото: Михаил ХОДАРЕНОК

 

В ходе развернувшегося после Второй мировой войны ядерного противостояния между СССР и США принципиальное значение имело успешное испытание 22 ноября 1955 г. первой в мире термоядерной бомбы РДС-37. Впервые СССР опередил США. Испытание термоядерной авиационной бомбы США произвели только 20 мая 1956 г., спустя почти полгода после успешного полигонного опыта в СССР.

Для испытания РДС-37 на Семипалатинском полигоне была создана новая площадка П-5 в 5 км к северу от центра опытного поля. Учитывая большую мощность ожидаемого взрыва, для физических измерений строились громадные и очень прочные подземные казематы. ОКП был оборудован в жилом городке полигона. В ходе подготовки к этому испытанию Службой безопасности полигона были приняты беспрецедентные меры по обеспечению безопасности населения – специальными мероприятиями с участием представителей полигона было охвачено 710 населенных пунктов.

С целью исключения радиоактивного загрязнения местности было решено производить взрыв на большой высоте. А для того чтобы сам самолет-бомбардировщик успел уйти на безопасное удаление, бомбу РДС-37 оснастили тормозным парашютом.

Проведение этого уникального опыта было назначено на 21 ноября 1955 г. Самолет-носитель вылетел с аэродрома г. Семипалатинска в 9 часов 30 минут. Но из-за отсутствия визуальной видимости и отказа радиолокационного бомбардировочного прицела бомбометание в этот день не состоялось. На следующий день – 22 ноября 1955 г. испытание прошло успешно. Ядерная бомба РДС-37 была сброшена с самолета Ту-16 на высоте 12 км над испытательной площадкой П-5. Взрыв мощностью 1600 кт произошел на высоте 1550 м, когда самолет находился на расстоянии 15 км от места взрыва.

Ядерный взрыв такой колоссальной мощности вызвал огромные разрушения объектов вооружения, военной техники и других сооружений на опытном поле полигона. Значительные разрушения были зафиксированы в жилом городке полигона, удаленном от места взрыва до 70–75 км. Отмечались факты разрушения дверей, рам, легких перегородок и т. п. В окнах были выбиты стекла. Различные повреждения строений были отмечены в 59 населенных пунктах, расположенных вокруг полигона, включая и Семипалатинск.

К сожалению, испытание РДС-37 привело и к ряду трагических событий. Так, из-за обвала потолка в жилом помещении в ауле Малые Акжары, из которого не вышла семья, погибла девочка трех лет. В выжидательном районе, расположенном на расстоянии 36 км от центра взрыва, были засыпаны землей шесть солдат батальона охраны, один из которых умер от удушья, остальные получили легкие ушибы. 42 жителя окружающих полигон населенных пунктов (в том числе 16 в Семипалатинске) получили ранения и ушибы осколками стекол и обломками строений.

Результаты этого уникального опыта оказали существенное влияние как на разработку ядерного оружия, так и на организацию последующих испытаний. С одной стороны, ученые-атомщики открыли новые возможности создания более мощных и эффективных боеприпасов, а с другой – стали очевидными ограниченные возможности Семипалатинского полигона в безопасных испытаниях термоядерных зарядов большой мощности.

Стало ясно: Учебный полигон № 2 Министерства обороны СССР уже не может обеспечить заданной интенсивности ядерных испытаний, тем более зарядов повышенной мощности. Также на Семипалатинском полигоне невозможно было воспроизвести полную картину поражающего действия ядерного взрыва на корабли и подводные лодки, береговые сооружения и инженерные сооружения противодесантной обороны, минные поля и т. д.

Отсутствие морских условий на Семипалатинском полигоне исключало испытание ядерного оружия ВМФ, в частности такого, как торпеды с ядерным зарядом, и других типов ядерного оружия с подводным участком траектории движения (первое подводное испытание США произвели еще в 1946 г. в лагуне атолла Бикини в Тихом океане).

В ходе поиска территории для создания морского полигона были выбраны и представлены к рассмотрению сведения о 14 различных районах, среди которых и архипелаг Новая Земля. По предложению главкома ВМФ Н. Г. Кузнецова была создана комиссия для обследования этого архипелага и выбора места для осуществления подводного ядерного взрыва.

Архипелаг особого назначения       На Новой Земле создавался ядерный щит Родины
Заместитель начальника 6-го Государственного центрального полигона капитан 1-го ранга Игорь Альбертович Семушин
Фото: Михаил ХОДАРЕНОК

В 1954 г. правительственная комиссия, состоявшая из ученых, военных и специалистов различных профилей, возглавляемая командующим Беломорской флотилией контр-адмиралом Н. Д. Сергеевым, предложила создать новый ядерный полигон на Новой Земле, где, по оценке специалистов, можно было проводить подводные, воздушные и подземные испытания. Этому благоприятствовали рельеф местности, наличие глубоководных бухт и заливов, а также высоких гор, вершины которых достигают высоты 1500 метров, а главное – удаленность Новой Земли и расположенных на ней испытательных площадок от населенных пунктов на северном материковом побережье. Для проведения подводных ядерных испытаний была определена Губа Черная, для главной базы полигона – Губа Белушья, для строительства аэродрома – пос. Рогачево.

В соответствии с постановлением Совета министров СССР от 31.07.54 г. и директивой начальника Главного штаба ВМС от 17.09.54 г. было начато формирование на островах Новая Земля «Объекта», подчиненного 6-му Управлению ВМФ. Для обеспечения строительно-монтажных работ на этом объекте было создано специальное строительное управление – «Спецстрой 700». Объект и стройуправление первоначально возглавил полковник Е. Н. Барковский (впоследствии – генерал-лейтенант, лауреат Ленинской премии).

В ноябре 1954 г. первым начальником полигона был назначен Герой Советского Союза капитан 1-го ранга В. Г. Стариков. Среди первых начальников полигона также были капитан 1-го ранга Н. А. Осовский (октябрь – декабрь 1955 г.), контр-адмирал Н. Л. Луцкий (декабрь 1955 г. – июль 1958 г.), контр-адмирал И. И. Пахомов (июль 1958 г. – май 1959 г.), генерал-майор Г. Г. Кудрявцев (май 1959 г. – август 1963 г.).

В течение года «Объект 700» подчинялся командующему Беломорской флотилией. Затем приказом главкома ВМФ от 12 августа 1955 г. этот объект был выведен из подчинения флотилии и «во всех отношениях» подчинен начальнику 6-го Управления ВМФ.

Отселение местных жителей из районов будущих испытательных работ (363 человек в 1954 г.) было осуществлено поэтапно и завершено в середине 1957 г.в соответствии с постановлением Совета министров СССР от 27.07.1957 г.

Архипелаг особого назначения       На Новой Земле создавался ядерный щит Родины
Начальник штаба 6-го Государственного центрального полигона Андрей Анатольевич Синицын
Фото:Михаил ХОДАРЕНОК

17 сентября 1954 г. принято считать днем рождения полигона. В сформированный полигон вошли опытно-научная и инженерная части, службы энерго- и водоснабжения, истребительный авиационный полк, дивизион кораблей и судов специального назначения, транспортный авиационный отряд, дивизион аварийно-спасательной службы, узел связи, части и подразделения тылового обеспечения и др.

В период навигации 1954 г. морскими транспортами (первым из которых была «Кубань» примерно с 40 тыс. т стройматериалов на борту) были доставлены в Губу Белушья необходимые материалы, наземные транспортные средства и другое оборудование, а также личный состав 10 строительных батальонов. Полигон начал активно готовиться к первым самостоятельным специальным работам. Обстановка требовала огромных сил и героического труда строительных частей, а затем монтажников и наладчиков оборудования и приборов. Люди трудились по 12–14 часов в сутки в дождь и слякоть, холод и пургу, проявляя при этом самоотверженность, инициативу и находчивость. Первопроходцы, высадившиеся в Губе Белушья, мужественно преодолевали суровый климат Новой Земли.

Выступая в октябре 1979 г. на торжественном собрании, посвященном 25-летию Новоземельского полигона, заместитель главнокомандующего ВМФ по кораблестроению и вооружению адмирал П. Г. Котов говорил: «...те, кто первым пришел на Новую Землю для специальных работ, совершили настоящий подвиг. Это были люди нашего флота и авиации, это наши ученые, работники специальной отрасли промышленности, это замечательные труженики-горняки, монтажники и строители. Это они на голом месте, в трудных полярных условиях, в небывало короткие сроки, буквально за год, создали первые научно-испытательные лаборатории, смонтировали и отладили сложнейшую аппаратуру и оборудование, обучили личный состав и обеспечили испытания могучей техники».

Результаты деятельности Учебного полигона № 2 Министерства обороны СССР в полной мере изучались и использовались в интересах научно-технической подготовки, принятия мер безопасности и оценки экологических последствий при ядерных взрывах на Новой Земле. При непосредственном участии офицеров Шестого управления МО СССР осуществлялись приемка, налаживание и установка регистрирующей аппаратуры, развертывание системы телеуправления, уточнение переданных методик измерений и обработки результатов и т. д. Основным подразделением полигона была Опытно-научная часть, структурно состоявшая из отделов: проникающей радиации, оптического, автоматики, медицинского, химического, ударной волны, гидрометеорологического, снабжения.

Первоначально Опытно-научная часть вновь созданного полигона была не укомплектована. Поэтому для подготовки и осуществления первых опытов офицеры-испытатели, в том числе Семипалатинского полигона, ЦНИИ МО, 6-го Управления ВМФ, Ленинградского научно-исследовательского института, прикомандировывались по временному штату. На них возлагались проведение измерений по отработанным (штатным) методикам, радиобиологических исследований, обслуживание автоматики опытного поля, координация строительства и оборудование испытательных объектов силами субподрядных организаций.

К 1 сентября 1955 г. «Объект 700» был готов к испытаниям. К этому времени пришли своим ходом корабли-мишени 32-й бригады опытовых кораблей (командир – капитан 1-го ранга Бертяшкин) в составе трех дивизионов (эскадренных миноносцев, морских тральщиков и подводных лодок). Корабли-мишени с подопытными животными и плавучие измерительные стенды с датчиками и измерительной аппаратурой были установлены на опытовой акватории в соответствии с разработанной схемой. Кроме кораблей на акватории были установлены гидросамолеты, причал, боносетевые заграждения, батопорт, противодесантные заграждения. Были подготовлены береговые приборные сооружения и командный пункт автоматики, начались наладка измерительной аппаратуры и аппаратуры автоматики опытового поля, проведение репетиций.

Первое ядерное испытание проводилось для проверки атомного заряда к торпеде калибра 533 мм, оценки воздействия подводного атомного взрыва на корабли и получения экспериментальных данных для разработки теории подводного ядерного взрыва.

Испытуемое изделие собиралось под руководством конструкторов КБ-11 Е. А. Негина и Г. П. Ломинского в сооружении, построенном на площадке на берегу залива Рогачева. Подготовленное изделие в корпусе боевого зарядного отделения торпеды погрузили на тральщик, переход которого от плавпричала площадки залива Рогачева к месту испытаний в Губу Черную был осуществлен под руководством контр-адмирала Н. Д. Сергеева. На корабле находился также председатель Государственной комиссии, начальник 5-го Главного управления МСМ Н. И. Павлов. Тральщик с прикрепленным под килем изделием (это новая боевая часть для разрабатываемой торпеды) был установлен в центре опытовой акватории на глубине около 70 м.

Архипелаг особого назначения       На Новой Земле создавался ядерный щит Родины
Один из домов в поселке Рогачево
Фото: Михаил ХОДАРЕНОК

На испытания прибыли главнокомандующий ВМФ С. Г. Горшков, начальники центральных управлений ВМФ, заместитель министра обороны генерал-полковник М. И. Неделин и другие представители Министерства обороны и атомной промышленности. Научное руководство испытаниями осуществляли академики Н. Н. Семенов, Е. К. Федоров, С. А. Христианович.

В 10.00 21 сентября 1955 г. с помощью системы телеуправления «Мрамор» был выдан сигнал на подрыв изделия и произведен первый в СССР подводный ядерный взрыв.

Вот как вспоминает картину первого подводного ядерного взрыва непосредственный участник этих событий Г. М. Молчанов: «Утром 21 сентября, несмотря на запрет, все высыпали на верхнюю палубу «Немана», погода была солнечная, небо практически безоблачное. Не помню точное время взрыва, но это было утром. Сначала через грунт пришла сейсмическая волна и ощутился довольно резкий удар по ногам от металлической палубы. Через одну-две секунды стал виден подъем «султана». Примерно через полминуты после взрыва раздался грохот, затем над «султаном» стало образовываться белое паровое облако. Казалось, что оно накроет нас. Во время образования «султана» наблюдался подъем каких-то обломков, по-видимому, обломков тральщика, под которым был подвешен заряд. Постепенно облако в нижней части стало темнеть и пошел дождь».

Испытания прошли успешно. Сработала аппаратура опытового поля. Несколько тысяч приборов зарегистрировали многообразные параметры физических полей ядерного взрыва. Были отобраны пробы воды на акватории и дождевых осадков из базисной волны и облака, содержащих радиоактивные продукты взрыва. Полученный уникальный экспериментальный материал после экспресс-анализа был доставлен в ЦНИИ 16 ВМФ для изучения и обобщения. После первого испытания в морских условиях стали предельно ясными преимущества географического положения Северного полигона. Государственная комиссия в своем отчете записала вывод о том, что на «Объекте 700» можно безопасно не только проводить подводные взрывы в летне-осенний период, но также испытывать образцы ядерного оружия в атмосфере практически без ограничения по мощности и в течение всего года в интересах всех видов Вооруженных Сил СССР.

Полигон подчинялся 6-му Управлению ВМФ (начальник – контр-адмирал П. Ф. Фомин). Научно-методическое обеспечение полигонных испытаний на Новой Земле осуществлял созданный в 1955 г. Ленинградский центральный научно-исследовательский институт № 16 ВМФ (с 1960 г. – филиал ЦНИИ МО). Заместитель начальника этого института Ю. С. Яковлев являлся научным руководителем полигона.

В дальнейшем для обеспечения безопасности ядерные испытания перенесли в безлюдную зону Ледовитого океана – на 900-километровое расстояние до жизненно важных объектов Мурманской области и границ европейских государств. С этой целью постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 17 марта 1956 г. территория морского научно-исследовательского полигона была увеличена за счет расширения в северном направлении.

После принятия решения о проведении термоядерных испытаний была сформирована Северная экспедиция № 7 для оборудования испытательной зоны с опытным полем на полуострове Сухой Нос (северный берег Губы Митюшиха). Вокруг этой испытательной зоны, получившей индекс Д-2, на расстояниях около 3,5 км от ее центра в весенне-летний период 1956 г. были сооружены три бронеказемата, в которых разместили регистрирующую аппаратуру. В трех точках вокруг опытного поля в зоне Д-2 на расстояниях до 14 км от центра поля были размещены оптические средства регистрации параметров взрыва с различных направлений. Одновременно велись работы по оборудованию опытного поля А-6, предназначавшегося для проведения наземных физических опытов, и опытного поля А-7 – для воздушных ядерных испытаний малого и среднего калибров.

В августе 1956 г. строительные и монтажные работы на территории опытного поля на мысе Сухой Нос были завершены. В полном объеме был подготовлен к работе аппаратурный комплекс. Все службы полигона с приданными ему кораблями ВМФ находились в состоянии полной готовности к проведению испытаний сверхмощных термоядерных зарядов. После выполнения на уже оборудованном поле специальных научно-исследовательских работ и проведения двух контрольных воздушных ядерных испытаний (24.09.1957 г. – мощностью 1,6 Мт, 06.10.1957 г. – мощностью 2,9 Мт), подтвердивших правильность принятых ранее решений и возможность осуществления более мощных взрывов, были подготовлены постановления правительства СССР о проведении на Новоземельском полигоне испытаний ядерных зарядов мегатонного класса.

По результатам испытаний, проведенных в 1957 г., был сделан вывод о пригодности острова Новая Земля к проведению всех видов испытаний. Постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР от 5 марта 1958 г. за полигоном закреплен статус Государственного центрального полигона № 6 Министерства обороны СССР в ныне существующих границах.

Уже в 1958 г. значительная часть ядерных испытаний пришлась на Новоземельский полигон. Только в сентябре-октябре здесь было проведено 19 воздушных ядерных испытаний, 6 из которых мощностью более 1 Мт.

Основная часть испытаний была выполнена на самолетах-носителях Ту-16. Впервые в ядерных испытаниях участвовал и вновь разработанный на базе Ту-95 самолет-носитель. Эти испытания, проведенные в широком диапазоне мощностей ядерных взрывов (от 0,001 до 2900 кт), позволили не только получить необходимые материалы для оценки ядерного оружия, но и оценить боевые возможности самолетов-носителей в условиях воздействия поражающих факторов, близких к предельно допустимым.

В начале августа 1961 г. ЦК КПСС и СМ СССР рассмотрели и одобрили предложение Министерства обороны и Министерства среднего машиностроения о проведении в сентябре-октябре 1961 г. боевых стрельб различными типами ракет с их ядерными взрывами. Основной задачей этих стрельб являлась проверка боевой готовности ракетного оружия и Ракетных войск. В этот же период правительство разрешило провести и высотные ядерные взрывы.

На полигонах Министерства обороны были проведены специальные операции под названиями «Дон», «Волга», «Роза», «Радуга», «Коралл», «Шквал», «Тюльпан», авиационные учения с бомбометанием ядерных бомб. В ходе этих экспериментов проверялись работоспособность и тротиловый эквивалент ядерных боеприпасов, доставляемых различными носителями к целям в районах полигонов.

С 5 по 13 сентября 1961 г. на Новоземельском полигоне были проведены три боевых пуска оперативно-тактическими ракетами Р-11М (операция «Волга»). Эта операция подтвердила надежность ядерных боеприпасов и их тротиловых эквивалентов, хорошую выучку личного состава ракетного подразделения в боевом применении ракетно-ядерного оружия.

Сложнее двух предыдущих было проведение операции «Роза», в ходе которой в середине сентября 1961 г. осуществлялись два пуска баллистических ракет Р-12 с термоядерными головными частями. Обусловлено это было тем, что трасса полета баллистической ракеты Р-12 (протяженностью немногим менее 1000 км) проходила над населенными пунктами, а мощность термоядерного заряда ракеты в 100–200 раз превышала мощность зарядов ракет типа Р-11М и «Луна». Временная стартовая позиция для пуска ракет была сооружена на севере страны в районе города Салехарда, а прямоугольник рассеивания размером 12x14 км располагался на опытном поле северного острова Новая Земля, в 260 км от основной базы Государственного центрального полигона Министерства обороны.

Для участия в этом учении на Новую Землю прибыли главком РВСН Маршал Советского Союза К. С. Москаленко и начальник 12-го Главного управления Министерства обороны генерал-полковник В. А. Болятко. Непосредственный участник этих событий – представитель Генерального штаба в руководстве учениями «Роза» генерал-лейтенант В. Т. Пыриков вспоминает, что перед первым боевым пуском из-за атмосферных помех за 20 минут до старта пропала связь полигона со стартовой позицией. Руководитель учения «Роза» генерал-полковник Ф. П. Тонких организовал связь через радиопередатчик Главного штаба Ракетных войск с находящимся на полигоне начальником Шестого управления ВМФ контр-адмиралом П. Ф. Фоминым. Это позволило заблаговременно установить время старта ракеты и одновременно со стартом включить питание аппаратуры боевого поля полигона. Пуск этой и второй ракеты прошел успешно, аппаратура боевого поля полигона сработала в установленном режиме. Взрыв произошел на заданной высоте, исключающей существенное радиоактивное заражение местности. Заряд подтвердил свою принадлежность к боеприпасам высокой мощности.

Личный состав ракетного дивизиона и сборочной бригады войсковой ядерно-технической базы показал высокую боевую выучку, обеспечив окончательную подготовку головных частей и выведение ракет на цель с высокой точностью и взрыв зарядов головных частей на заданных высотах.

С целью проверки боеготовности подводных лодок к применению ядерного оружия, а также проверки надежности действия баллистических ракет и их головных частей серийного производства в октябре 1961 г. с подводной лодки проекта 629 был произведен пуск ракеты Р-13 с термоядерной головной частью на дальность 530 км по боевому полю, расположенному на Северном острове архипелага Новая Земля. Как и предыдущие, эта операция была проведена успешно.

В первой половине октября 1961 г. ЦК КПСС и СМ СССР приняли решение о проведении ВМФ учения (операция «Коралл») с целью проверки торпедного оружия с ядерными зарядами и организации его использования на флоте. Боевые пуски торпед с дальностью хода 19 км и скоростью 45 узлов, оснащенных головными частями с ядерными зарядами, были произведены с подводных лодок в конце октября. Проведенные стрельбы показали, что подводные лодки хорошо подготовлены к боевому использованию торпедного оружия с ядерными зарядами и что это оружие является боеспособным, надежным в действии и обладает большой разрушительной силой. Вместе с тем боевые стрельбы показали целесообразность снятия с вооружения торпеды Т-5, которая по мощности заряда, по надежности, эксплуатационным качествам уступала другим торпедам.

В сентябре – ноябре 1961 г. на Новоземельском полигоне была выполнена обширная программа воздушных испытаний авиационных ядерных бомб (21 ядерное испытание при бомбометании с самолетов-носителей Ту-16 и Ту-95). При воздушных ядерных испытаниях было выполнено 38 полетов экипажами самолетов Ту-16 и Ту-95. Непосредственное бомбометание термоядерными бомбами выполнено экипажами самолетов во главе с командирами В. Ф. Мартыненко, К. К. Лясниковым, И. М. Пасечником и А. Е. Дурновцевым. Для приобретения навыков полетов в условиях применения ядерного оружия дополнительно были привлечены еще 12 экипажей авиационных формирований, вооруженных самолетами-носителями Ту-16, Ту-95, ЗМ.

30 октября 1961 г. на Новоземельском полигоне по инициативе Н. С. Хрущева была испытана самая мощная в мире экспериментальная бомба – «изделие 202», которая в обиходе получила название «Большой Иван». Сроки испытаний супербомбы были приурочены к проходящему в Москве XXII съезду КПСС. На испытания прибыли К. С. Москаленко – Маршал Советского Союза, заместитель министра обороны СССР, главнокомандующий Ракетными войсками и Е. П. Славский – министр среднего машиностроения. Они специально прилетели из Москвы, где участвовали в работе съезда. Взрыв был произведен в 11 часов 33 минуты на высоте 4 тыс. м над целью. По результатам измерений мощность произведенного взрыва была оценена в 50 Мт тротилового эквивалента. Это рекордный показатель из всех проведенных в мире ядерных испытаний. Сейсмическими станциями на многих континентах были зафиксированы мощные сейсмические волны, обогнувшие земной шар.

По наблюдениям участников испытаний, процесс развития облака взрыва продолжался около 40 минут. К моменту времени t – 45 сек. после взрыва верхняя граница облака взрыва достигла высоты 30 км. В тот момент облако имело двухъярусную структуру с диаметром верхнего яруса 95 км и диаметром нижнего яруса 70 км. Облако взрыва очень долго сохраняло свою форму. Оно было видно на расстоянии до 800 км. В момент взрыва появилась яркая вспышка, длящаяся 30 сек. Общее световое воздействие длилось 70 сек.

Существует точка зрения, что этот взрыв больше носил политический характер, являл собой демонстрацию силы и не имел большой практической пользы для вооружения армии и флота. Полезная информация для физиков и конструкторов заряда состояла в том, что был найден способ практически неограниченного увеличения мощности ядерных взрывных устройств.

Произведенный 30 октября взрыв не стал последним. Заключительная часть испытаний 1961 г. была продолжена в районе гор со стороны Карского моря по упрощенной системе регистрации параметров взрывов с помощью аппаратуры, размещенной на самолетах-носителях.

Архипелаг особого назначения       На Новой Земле создавался ядерный щит Родины
Проведению ядерных испытаний на Новой Земле благоприятствовали рельеф местности, наличие глубоководных бухт и заливов, а также высоких гор, вершины которых достигают высоты 1500 м
Фото: Михаил ХОДАРЕНОК

Таким образом, в 1961 г. состоялась проверка фактическими ядерными взрывами оперативно-тактического оружия Сухопутных войск, ракетного оружия средней дальности Ракетных войск стратегического назначения, стратегического и тактического оружия Военно-морского флота. Одновременно были испытаны образцы опытных термоядерных зарядов.

Выполнение программы испытаний на Новоземельском полигоне в 1962 г. началось проведением операции «Шквал», в ходе которой во второй половине августа был осуществлен боевой пуск крылатой ракеты с ядерным зарядом. В акте по результатам проведенной операции комиссия Министерства обороны отметила, что проверенная система с ядерным зарядом является весьма эффективным оружием для борьбы с точечными целями на море и обладает значительным поражающим действием.

В сентябре 1962 г. с временно подготовленной стартовой позиции на территории Ачинского артиллерийского полигона был успешно произведен пуск стратегической ракеты средней дальности Р-14, оснащенной головной частью с термоядерным зарядом, по опытному полю Северного острова архипелага Новая Земля. Дальность стрельбы составила 3740 км (учение «Тюльпан»). Обстановка при проведении учения была сложной. Боевая стрельба новой баллистической ракетой с термоядерным зарядом велась на тысячи километров. Ракетная техника в те годы еще не была такой надежной, как теперь. Достаточно вспомнить взрыв 24 октября 1960 г. ракеты Р-16, в результате которого погибли испытатели. А ведь та ракета была с инертной головной частью. Уникальное учение «Тюльпан» прошло перед Карибским кризисом – в начале октября 1962 г. Результаты учения были положительными.

Проверке состояния авиационных ядерных бомб были посвящены летные испытания ядерной бомбы «244Н» с прицельным сбрасыванием ее с кабрирования и авиационное учение с бомбометанием термоядерными бомбами «245Н» и «246Н». Летные испытания ядерной бомбы «244Н» проводились на Семипалатинском полигоне не только с целью проверки работоспособности заряда, но и для испытания истребителя-бомбардировщика Су-7Б в условиях воздействия поражающих факторов ядерного взрыва. Прицельное сбрасывание бомбы производилось с кабрирования. Этот способ бомбометания обеспечивает скрытый (на малых высотах) подход самолета к цели, а также большое удаление его от места ядерного взрыва. Сброс ядерной бомбы был произведен в конце августа 1962 г. Испытания авиабомбы и самолета-носителя Су-7Б прошли успешно.

Архипелаг особого назначения       На Новой Земле создавался ядерный щит Родины
Успешному осуществлению ядерных испытаний на Новой Земле способствовали удаленность архипелага и расположенных на нем испытательных площадок от населенных пунктов на северном материковом побережье
Фото: Михаил ХОДАРЕНОК

В целях проверки готовности частей дальней авиации к боевому применению термоядерных бомб при выполнении полетов в боевых порядках, а также для проверки надежности действия серийных авиабомб, находящихся на длительном хранении, и определения их тротиловых эквивалентов в сентябре 1962 г. было проведено специальное летно-тактическое учение. К участию в нем были привлечены 132 и 185-й тяжелые бомбардировочные авиационные полки дальней авиации, корабли Северного флота и подразделения Государственного центрального полигона на островах Новая Земля.

На опытном поле полигона были подготовлены цель, по которой велось бомбометание, и приборные сооружения для осуществления физических наблюдений при термоядерных взрывах.

Бомбометание было произведено 15 и 16 сентября 1962 г. Учение показало, что авиационные полки дальней авиации хорошо подготовлены к боевому применению ядерного оружия (экипажи самолетов-носителей выполнили бомбометание с оценкой «отлично»), серийные термоядерные бомбы надежны в действии и обладают тротиловым эквивалентом, превышающим номинальное значение.

После проведения всех боевых стрельб, бомбометаний, анализа их результатов Министерство обороны и Министерство среднего машиностроения 9 января 1963 г. представили в ЦК КПСС и СМ СССР специальный доклад. В нем прежде всего отмечалось, что в ходе проведенных операций не было ни одного отказа в срабатывании ядерных зарядов и что носители ядерных боеприпасов обеспечили надежную доставку их до целей. Ядерные заряды при взрыве показали номинальную и даже выше номинальной мощность. Центральные и войсковые базы хранения ядерного оружия, предназначенные для его эксплуатации и подготовки к боевому применению, успешно справились со своими задачами и обеспечили поддержание хранимого ими боевого запаса ядерного оружия в постоянной боевой готовности.

В конце 1950-х – начале 1960-х гг. на повестку дня встал вопрос исследования возможности использования ядерных зарядов в системах противосамолетной и противоракетной обороны. Для этого были необходимы экспериментальные данные о физических процессах, сопровождающих высотные ядерные взрывы, и их поражающих факторах. Работы по проведению ядерных взрывов на больших высотах проводились на ракетном полигоне Капустин Яр. Эти операции получили условные наименования «Гроза», «Гром», «К-1», «К-2», «К-3», «К-4», «К-5».

В результате анализа и обобщения полученных в ходе проведения высотных взрывов данных были оценены эффективность применения ядерных взрывов в системах противосамолетной и противоракетной обороны, воздействие высотных ядерных взрывов на наземные объекты, выработаны рекомендации повышения стойкости боевых частей баллистических ракет.

Продолжение следует

Николай Сергеевич БИРЮКОВ
полковник, кандидат исторических наук

http://www.vko.ru/DesktopModules/Articles/ArticlesView.aspx?...


Опубликовал Василий Луна , 03.03.2011 в 21:43

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии