Каким был оборонный комплекс СССР и что мы имеем сейчас.

Николай Александрович Шахов – с 1967 по 1991 год инструктор, заведующий сектором, заместитель заведующего Оборонным отделом ЦК КПСС. До этого инженер, главный инженер научно-исследовательского института в Перми. Редакция газеты «Советская Россия» попросила его рассказать о прошлом и о нынешнем состоянии нашей оборонки.



– Аббревиатура ВПК у всех на слуху. Про военно-промышленный комплекс то и дело говорят с высоких трибун и в прессе.  Но мало кто представляет себе, что это такое. Вы работали в оборонке много лет.

Что такое ВПК в широком смысле этого явления?
– Про нынешний ВПК мне говорить сложно. Сейчас в оборонке все сильно запутано. ВПК РФ представляет собой нечто рыхлое, бесформенное. А вот в Советском Союзе это была очень четкая, стройная система.
В состав военно-промышленного комплекса входили девять министерств: оборонной промышленности (оно ведало всем «стреляющим» – легкое оружие, танки, пушки, ракеты); машиностроения (производство боеприпасов, порохов, ракетного топлива); общего машиностроения (тяжелые ракеты, космос); среднего машиностроения (атомное оружие); судостроительной промышленности (флот); радиопромышленности, электронной промышленности и промышленности средств связи и авиационной промышленности.
Управляла этой махиной Военно-промышленная комиссия Совета Министров СССР. Это был малоизвестный, но очень влиятельный орган. Его возглавлял один из заместителей Председателя Совмина СССР. В мое время это были пользовавшиеся огромным уважением Л.В.Смирнов, Ю.Д.Маслюков, И.С.Белоусов. А до них – легендарный Д.Ф.Устинов.
В состав Военно-промышленной комиссии входили все министры оборонного комплекса, зампредседателя Госплана, вице-президент Академии наук, начальник Генштаба, замминистра обороны по вооружению. Все они были специалистами не по «финансовым потокам», коих сейчас немерено в органах власти, а прежде всего специалистами высшего класса в своей отрасли, способными не только организовать труд огромных коллективов, но и на равных говорить с крупнейшими учеными и конструкторами. В распоряжении ВПК был мощный пласт прикладной (отраслевой)  и фундаментальной (академической) науки.
Оборонной отдел ЦК был рабочим органом Политбюро, а также Секретариата ЦК и Совета обороны СССР. Отдел курировали секретари ЦК КПСС. В годы моей работы это были Д.Ф.Устинов, Я.П.Рябов, Г.В.Романов, Л.Н.Зайков и О.Д.Бакланов. А сам отдел возглавляли крупные организаторы промышленности И.Д.Сербин, И.Ф.Дмитриев и О.С.Беляков. Я, как замзаведующего отделом, курировал министерства оборонной промышленности, машиностроения и среднего машиностроения. Должен отметить, что у нас работали отнюдь не «партийные функционеры». Подавляющее большинство работников отдела пришло из промышленности и науки. Я, например, специалист по боеприпасам. Соответственно тематику и вел. 
– Сейчас модно утверждать, что партия некомпетентно «рулила» экономикой. Насколько достоверны такие утверждения?
– Это либо от полного непонимания смысла и форм партийного влияния на экономику, либо от сознательного желания исказить суть организации Советского государства. Дело в том, что обязанности партийных и государственных органов были четко распределены. Мы, как орган ЦК КПСС, разумеется, внимательно отслеживали состояние оборонной промышленности. Это нормальное явление для любой правящей партии. Она обязана знать о положении дел в столь жизненно важной области, как обороноспособность государства, и направлять дела в этой области.
Мы занимались стратегическими вопросами ее развития. В оперативное управление заводами и фабриками, научно-исследовательскими институтами мы не лезли. Это была функция государственных органов. А поскольку мы обладали всей полнотой информации, то при необходимости подсказывали соответствующим ведомствам, где слабые места, вместе (опираясь на партийные органы на местах) добивались устранения недостатков. Но подменять государственные органы нам было ни к чему.
– А в чем же была суть работы Оборонного отдела ЦК?
– Если чем мы и занимались предельно плотно, так это кадровой политикой, подбором и расстановкой людей на ключевые посты. Так, например, кандидаты на пост министра и первого заместителя министра рассматривались и утверждались Политбюро ЦК КПСС, заместители министра и члены коллегии министерств были в ведении Секретариата ЦК, начальники главных управлений, директора заводов и крупных НИИ находились в ведении Оборонного отдела. 
Но и здесь никакого произвола и диктата со стороны партии не было. Все выдвижения достойных (и освобождения от должности несправившихся) проходили в тесном контакте с товарищами из того или иного министерства и руководством ВПК. Вообще тогда кадровой работе уделялось исключительное внимание. Во главу угла ставилось знание дела, умение работать, добиваться результата. Люди, шедшие наверх, не перепрыгивали через ступеньки служебной лестницы. И это было вполне разумно. Человек должен доказать способность справиться с нынешним уровнем ответственности, прежде чем двигаться выше.
Конечно, всякое бывало. Случалось, что двигали «своих». Но ясно осознавая, что если человек не справится, то достанется не только «несправившемуся», но и (еще больше) тому, кто двигал вверх некомпетентного человека. Система выявляла и поднимала наверх наиболее талантливых, работоспособных, честных и отсеивала бесталанных, слабых, не желающих напрягаться и учиться. Я не идеализирую эту систему. Были и промахи. Но без мощной, слаженной работы миллионов тружеников оборонного комплекса мы никогда не смогли бы с намного более скромными ресурсами, нежели у наших противников по НАТО, достичь стратегического паритета с ними.
– На рубеже 80-х–90-х годов было модно обвинять ВПК в том, что он «разорил» СССР. Отзвуки таких утверждений слышны и поныне. Насколько это соответствует действительности?
– Конечно, в развитие оборонного комплекса вкладывались огромные средства. Но это была не блажь руководства страны. Надо помнить, что Советский Союз только что вышел из самой тяжелой в истории человечества войны, которая шла преимущественно на нашей территории. Мы с колоссальным трудом смогли остановить фашистскую армаду, на вооружение которой работала промышленность практически всей Европы.
После 1945 года мы столкнулись с той же фактически коалицией. Только вместо поверженной Германии ее возглавила сытая, никогда не воевавшая на своей территории Америка. Могли ли наши руководители в этих условиях заняться прежде всего производством личных автомобилей, когда нам были известны планы ядерного удара по СССР, разрушения страны и ее оккупации. Без вложения средств в ВПК мы не смогли бы обеспечить выживание страны. Нас уже давно бы смяли. 
При этом оборонный комплекс весьма энергично работал на повышение благосостояния народа. Где делались приемники, радиолы, магнитофоны, телевизоры? На предприятиях оборонных министерств радиопромышленности, электронной промышленности и промышленности средств связи. Где делались пассажирские самолеты? На предприятиях авиапрома. Никто не был в стороне от производства гражданской продукции. Например, было очень жесткое требование руководства страны, чтобы на всех оборонных предприятиях на один рубль зарплаты производилось на один рубль гражданской продукции. То есть как минимум свою зарплату трудящиеся ВПК окупали производством гражданской продукции.
Мы просто не афишировали тот факт, что наиболее наукоемкая техника – например, медицинское оборудование или фотоаппараты – выпускалась в ВПК. А такой техники в оборонном госзаказе было более 40%. Так что представление о ВПК как монстре, который только поглощал деньги и ничего народу не давал взамен, совершенно ложное.
– Как вы оцениваете нынешнее состояние ВПК?
– Это состояние полного разгрома и развала. Крупных проблем несколько. Прежде всего это утрата управления ВПК как системой. В создании современного ракетного комплекса, самолета или подводной лодки задействованы сотни предприятий-смежников. Раньше все это было объединено четкой системой управления. А нынче все кто в лес, кто по дрова. Даже Минпромторг, куда запихали всю промышленность, не обладает правом распоряжаться собственностью предприятий. Она принадлежит Госкомимуществу, разнообразным холдингам, концернам, корпорациям, агентствам.
Немало стратегических оборонных предприятий оказалось в частной, а то и в иностранной собственности. А собственник руководствуется не государственными интересами, а прибылью.
– Но ведь некоторое время назад создали Военно-промышленную комиссию при правительстве РФ.
– И что толку? Ведь у нынешней ВПК нет и близко тех прав, которыми обладала ВПК Совмина СССР. Решения тогдашней ВПК были обязательны не только для оборонных, но и гражданских министерств, задействованных в оборонных программах. Сейчас такого нет.
При этом Министерство обороны РФ устранилось от работы над новыми системами оружия, а также решило крупно сэкономить на военной приемке. На ряде предприятий ликвидировали должности военпредов и их аппараты. В результате получили то, что нынче происходит с «Булавой». Она не летает и не полетит, ибо качество комплектующих без военной приемки такое, что как только устранят одну неисправность, тут же вылезет другая. И так до бесконечности. А военные без зазрения совести говорят, что готовы покупать иностранное оружие. Да кто же из наших потенциальных противников продаст им последние разработки?
Полностью разрушена кадровая система. Кого только не ставят руководителями крупнейших предприятий и институтов! Сплошь и рядом проходимцев, заинтересованных лишь в том, чтобы распродать оборудование, здания и землю. ВПК при правительстве кадрами не занимается. Все в руках администрации президента. Но если раньше каждый министр был корифеем своего дела, то теперь никакой компетентности и не требуется.
Разрушена система подготовки кадров. Если в желающих стать директорами недостатка нет, то работать конструкторами, инженерами, технологами сегодня просто некому. Некому и у станков стоять. Так что положение в ВПК катастрофическое.
Практически уничтожена отраслевая наука оборонного комплекса. Люди пока еще есть. Но последних знающих директоров уже увольняют. Оборонные НИИ вынуждают работать на рынке. Вот они и трудятся на зарубежного «дядю». Деньги на оборону вроде бы выделяют, но до предприятий и до НИИ они не доходят. Разворовывают по дороге. А жесточайший контроль, который был у нас в советские времена, начисто отсутствует. Это превращает оборонный бюджет в кормушку для вороватых чиновников. Верховная власть удивляется, почему продукция ВПК такая дорогая. Да при таких гигантских откатах иного и быть не может.
Обеспечение обороноспособности страны – первейшая обязанность любого правительства. Оборонку несет в пропасть. А вожди РФ (в отличие от руководителей СССР, которые компетентно разбирались в системах оружия и в организации производства) не очень понимают, что им докладывают. Если дело пойдет так и дальше, то ВПК у нас скоро окончательно развалится. Это было бы преступлением против России.
– В только что утвержденных президентом РФ Военной доктрине России и Основах госполитики в области ядерного сдерживания ставятся задачи переоснащения наших Вооруженных сил и особенно укрепления космической обороны. Возможно ли решение этих задач нынешним ВПК России?
– Думаю, что в том состоянии, в котором находится наша оборонка сегодня, выполнение указанных задач вряд ли возможно. Если руководство страны не предпримет немедленных и самых энергичных усилий по восстановлению управляемости ВПК, по обеспечению его финансирования и скорейшей модернизации, по подготовке научных, инженерно-технических и рабочих кадров для оборонки, поставленные в доктрине задачи могут остаться на уровне благих пожеланий, коих мы много слышали в по­-следние годы. 

Беседовал
Вячеслав ТЕТЁКИН.

 [09/02/2010]

http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article...

Полет орбитального корабля "Буран" 15 ноября 1988 г.

Высота - двадцать пять,
до Земли ещё четверть часа -
Возвращенье домой
из глубин его звёздной обители.
И готова давно
для посадки ему полоса,
Путь к которой лежит
под охраной крыла истребителя.

Вот прошёл через слой
так не вовремя взявшихся туч,
На Земле тишина,
все застыли в тревожном молчании.
Весь полёт его был
словно яркий космический луч
Озаривший для всех
фантастические расстояния.

Вот и всё. На Земле.
Слышно радость у всех в голосах,
И создателей все
поздравляют с бесспорной победой.
Он проделал свой путь
за неполных четыре часа,
Но кто знать мог тогда,
что полёт этот станет последним?

http://www.buran.ru/htm/flight.htm

Продолжается авиашоу в Дубае

Во второй день работы авиашоу самых высоких гостей стало поменьше, зато активности в виде подписаний соглашений только прибавилось. Приходится одновременно быть в нескольких местах, а и по пути снимать пропущенные в первый день экспонаты.

Ну и жанры – куда без этого!
6Y9A4859




По традиции начинаем с нашего стенда.
Посетители выставки ходят вокруг, щёлкают языками, задают вопросы. Но все главные события происходят за закрытыми дверьми: и переговоры министра промышленности и торговли, и обсуждение продажи половины КБ "ВР-Технологии" арабским инвесторам.

6Y9A4218


Покупать? Заверните мне 50% вооон той компании! И вот эту модельку впридачу!
6Y9A4237


Вокруг "Яка" постоянное движение. То машину утаскивают на демонстрационные полёты...
6Y9A4315


...то используют для фотосессий...
6Y9A4360


Девушки тоже не против фотографий с бравыми парнями-техниками и всякими мощными штуками.
6Y9A4356


Фотографов сменяют военные...
6Y9A4054


...военных сменяют другие любопытствующие. Словом, машинка пользовуется популярностью.
6Y9A4037



6Y9A4392



6Y9A4276


Но после обеда наступило время демонстрационных полётов. Подготовка к вылету.
6Y9A4669


Тут он уже возвращается на стоянку, а сами полёты покажу отдельно.
6Y9A4718


"Патруль де Франс" знатно порезвился.
6Y9A4853


Даже нарисовали барашка.
6Y9A4851


Как фотографировать полёты на ширик.
6Y9A4865


Главное - выбрать передний и средний план, а самолёты дальний сами нарисуют.
6Y9A4867



6Y9A4882



6Y9A4893



6Y9A4908


Саудовские "зеленя" пока отдыхают – летают через день, а то и реже.
6Y9A4657


Продолжаются экскурсии по "Ансату".
6Y9A4292


После заявления о "ВР-Техологии" интерес к VRT500 повысился.
6Y9A4636


Ми-38 тоже готовится "размять лопасти" – он участвовал в полётах.
6Y9A4440


Для контраста с салоном Ми-38 – ещё один вертолёт.
6Y9A4165


Кто не узнал – это "Чинук".
6Y9A4159


Навевает воспоминания о "Кин-дза-дза".
6Y9A4161


Японский C-2 немного полетал...
6Y9A4838


...но без экстрима в виде бочек.
6Y9A4841


Заявленный в лётной программе Тайфун внезапно пролетел в количестве четырех штук.
6Y9A4696


Истребители на выставке были новые и не очень. "Мираж" – ветеран арабских ВВС.
6Y9A4642


Американец F-16, изрядно раздобревший от топливных баков, составляет компанию французу в ВВС ОАЭ.
6Y9A4729


Истребители были закуплены более 10 лет назад. Так что самое время напомнить потенциальному покупателю, что у Франции есть игрушки и поновее!
6Y9A4653


И покрупнее! Если надоел C-130, A400 может спасти ситуацию!
6Y9A4453


Очки в строгой чёрной оправе ему идут.
6Y9A4444


"Чёрный ястреб" уже без толпы.
6Y9A4648


Морда "Апача" напоминает стрекозу. Или муравья...
6Y9A4647


Опять забыла, что за вертолётина?
6Y9A4644


Хватит военщины.
Вот вам "Пилатус". Да не простой, а реактивный.
6Y9A4123


Внутри очень мило.
6Y9A4134


Но встать во весь рост не получится.
6Y9A4129


Но вы же не будете стоять весь полёт?
6Y9A4130


Компактная раковина в передней части салона.
6Y9A4126


Четыре больших дисплея, мини-штурвалы – вполне взрослая машина.
6Y9A4124


Airbus A220 для Египта.
6Y9A4443



Ну и вдогонку несколько жанров на фоне красоты.
6Y9A4451


Так как дождь полил только на четвёртый день, пришлось искать другие отражения.
6Y9A4141


Ливнёвки забились песком и жёлтые парни проталкивают его лопатами.
6Y9A4150


На эмиратские борта в этот раз заходить не стала, говорят, что там всё то же самое.
6Y9A4457


Фальконы второй год возят на выставки новый салон 6Х, отбоя от клиентов нет.
6Y9A4621


Эти хадские.
6Y9A4924



6Y9A4800


Всем пис и кисс фром май хард!
6Y9A4157


Вот такая красота.

Картина дня

))}
Loading...
наверх