Аэропланы и ракеты

235 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктор
    Странно,но А.Леонов никогда не помогал отечественным художникам-фантастам,а ведь мог это сделать,но не делал(((только...Космическая живоп...
  • Elena Amanova
    сильно дорогой.  Нельзя ли подешевле?Легкий двухмоторн...
  • Александр Шиховцев
    Как обычно все приврали! Прошло уже 18 лет! Все было подругому. Смертельное пике ...

На высокой частоте

РЛС «Воронеж-М» у посёлка Лехтуси (Ленинградская область)

 

Государственных премий Российской Федерации 2012 года в области науки и техники за разработку и создание радиолокационных станций высокой заводской готовности системы предупреждения о ракетном нападении удостоены Сергей Боев, Сергей Сапрыкин и Валерий КарасЁв. Поздравляя лауреатов с безусловно заслуженной наградой, редакция «ЗАВТРА» вместе с тем считает необходимым отметить, что эти технологии, на основе которых производится, в частности, линия РЛС «Воронеж», являются достижениями почти четвертьвековой давности — то есть частью великого наследства советской эпохи. За годы «рыночно-демократических реформ» в нашей стране ни на одном направлении научно-технического прогресса не создано ничего принципиально нового, не осуществлено ни одного «технологического прорыва», в том числе в сфере оборонной радиоэлектроники. С просьбой рассказать о причинах такого положения дел в отрасли и перспективах её развития мы обратились к одному из крупнейших отечественных специалистов в области радиоэлектронной борьбы.

"ЗАВТРА". То, чем вы занимаетесь, на протяжении долгих лет было окутано плотным покровом секретности.

И сегодня такое положение практически не изменилось. Поэтому полностью отдаю инициативу в ваши руки — можете говорить только то, что считаете нужным.

N.N. Я начну с цитаты, которую когда-то — кажется, в 1972 году — произнес Председатель объединённого комитета начальников штабов США адмирал Томас Морер. Он сказал: "Если начнется Третья мировая или другая война, то победителем окажется та сторона, которая сможет лучше действовать и обращаться с электромагнитные спектром". Исключение действовать и обращаться с электромагнитным и является направление радиоэлектронная борьба (РЭБ), чем я практически со студенческих лет занимаюсь. Это проблемы обнаружения, нейтрализации методами подавления информационных каналов, занимающих спектр от единиц герц до ультрафиолетового диапазона частот. Есть информационные каналы разведки и обнаружения, скажем, баллистических ракет. Есть информационные каналы наведения высокоточного оружия. Есть информационные каналы космических средств военного назначения. Есть информационные каналы связи и управления войсками, и так далее, и так далее.

"ЗАВТРА". То есть, вы работаете практически со всем диапазоном электромагнитных излучений?

N.N. Да, во всём диапазоне освоенных частот информационных каналов. Наша задача — разработка средств обнаружения, пеленгации, идентификации и нейтрализации возможности применения сигналов информационных каналов, особенно, в условиях боевых действий в реальном масштабе времени, не зависимо от наземного, морского, воздушного или космического базирования радиоэлектронных средств протиборствующей стороны.

"ЗАВТРА". Звучит несколько абстрактно. Можете привести какие-то примеры?

N.N. Наши разработки несколько раз влияли на принятие достаточно серьёзных решений. Например, в 1972 году, когда шла речь о договореа ограничения стратегических наступательных вооружений (СНВ-1). Во время переговоров, которые проходили в Хельсинки, член советской делегации Пётр Степанович Плешаков, который был тогда первым заместителем В.Д Калмыкова, Председателя Государственного комитета радиоэлектроники СССР и отвечал за направление радиоэлектронной борьбы, прямо сказал американцам: вы, считаете, что ваша система противоракетной обороны обеспечит защиту от наших ракет. Но наши ракеты оснащены такими радиоэлектронными комплексами преодоления ПРО (а такие комплексы у нас тогда уже действительно были), что они пройдут сквозь ваши системы ПРО, как нож сквозь масло, И американцы подписали сразу и договор по ПРО, и договор ОСВ-1.

Тем более, они уже столкнулись с нашими разработками во время израильско-египетского конфликта (1967 г.). Тогда американцы поставили Израилю новейшие по тем временам зенитно-ракетные комплексы "Хок", которые действительно были эффективными и сбивали несколько египетских самолётов ежедневно. Была поставлена задача в кратчайшие сроки сделать станцию помех этим "Хокам". Через 6 месяцев образец уже был в Египте. И эффект был даже для нас потрясающий: вероятность поражения самолетов комплекса "Хок" стала равной нулю. Именно тогда в "Нью-Йорк таймс" американцы написали, что применение русскими помех превратили высокоэффективный и сверхточный "Хок" в детские хлопушки. 

Второй момент был при президенте Р. Рейгане в условиях развёртывания программы СОИ (Стратегическая оборонная инициатива), направленная на развёртывание космической составляющей вооружений США. В качестве одним из альтернативных действий против развёртывания СОИ мы предложили комплекс РЭБ, обеспечивающей нейтрализацию системы управления СОИ, в результате чего все "бриллиантовые камушки", по сути, превращались в космический мусор. Горбачёв это американцам сообщил. После чего работы по созданию СОИ были прекращены

"ЗАВТРА". Выходит, что все разговоры о том, что Политбюро КПСС испугалось программы "звёздных войн" и позволило американцам втащить нас по данному поводу в разорительную гонку вооружений — не более чем удобный для кого-то миф?

N.N. Я говорю только о том, что знаю и что можно сказать. А о том, чего не знаю, или чего сказать нельзя, не говорю. Что там думал Сталин в 1941 году, или какие соображения были у Горбачёва в 1989 году — это область предположений и домыслов. 

Так вот, последнее по времени наше достижение — это решение проблемы третьего позиционного района американской системы ПРО в Европе. Когда Д.А.Медведев сказал, что станции ПРО в Чехии мы просто "забьём" помехами, он сказал правду — это действительно возможно при помощи технологий, которыми мы обладаем. Хотя недавно в Чикаго проходила помпезная встреча руководителей НАТО с участием 36 или 38 государств-"партнеров", и там было заявлено, что евроПРО не будет направлено против России. Позиция нашего руководства заключается в том, что нам нужно не просто заявление, а официальный документ, оформленный в соответствии с нормами международного права. Хотя в "час Х" никакие документы уже ничего не решают — после войны под диктовку победителей пишутся новые договоры. В этих условиях нашей стране необходимы средства, обеспечивающие достаточную оборону при любых направлениях развёртывания событий.

"ЗАВТРА". Поэтому, пока суть да дело, американцы уже тащат элементы ПРО на своих военных кораблях в Чёрное море?

N.N. А что им еще остаётся делать? Их тезис — Америка превыше всего. Шаг за шагом теснят нас, захватывают одну позицию за другой. Восточная Европа, Прибалтика, Грузия, на очереди Средняя Азия и Украина…

"ЗАВТРА". Насколько адекватными могут оказаться наши ответные шаги? Я не являюсь специалистом в оборонных вопросах, но размещение ракетных комплексов "Искандер" в Калининградской области кажется явно недостаточным.

N.N. Нет, там предусмотрен целый комплекс мер. А "Искандер" — это уникальная высокоточная ракета с дальностью полёта до 500 км, то есть она из Калининградской области покрывает практически всю территорию Польши, не надо её недооценивать. Другое дело, что без должного радиоэлектронного обеспечения эффективность её применения снижается на порядки. 

У нас армия сейчас недостаточно оснащена эффективными средствами радиоэлектронной борьбы. Непрерывные реформы Минобороны в течение последних двадцати лет, практическая ликвидация НИИ, увольнение квалифицированных кадров привели к практической остановке дальнейших разработок в сфере РЭБ. На высоком уровне принимаются очень хорошие решения, но они в большинстве своём остаются нереализованными из-за мизерного финансирования соответствующих программ. 

Я работаю в этой сфере свыше сорока лет, двадцать из них — на руководящих постах. На моей памяти Виталий Михайлович Шабанов, генерал армии, замминистра обороны СССР по вооружению; его заместитель Олег Константинович Рогозин; командующий Военно-Морским Флотом СССР, Адмирал Флота Советского Союза Сергей Георгиевич Горшков; министр общего машиностроения СССР Олег Дмитриевич Бакланов; главнокомандующий ВВС, маршал авиации Павел Степанович Кутахов, — все они поддерживали разработки по радиоэлектронной борьбе. П.Н.Кутахов вообще ни один самолёт не принимал без оснащения средствами РЭБ. К началу 80-х годов в нашем объединении было пятнадцать НИИ и КБ и два десятка заводов. 120 тысяч человек работало. В 1982 году поставили первый комплекс "Сура" — аналог ХААРПа. На 12 лет раньше американцев. Наши оценки (они совпадают с зарубежными) показывают, что одна единица финансовых средств, потраченных на РЭБ, обеспечивает защиту оборонных объектов стоимостью 100-150 единиц. А сейчас в холдинге под "Росвооружением" осталось четыре НИИ и пять заводов, дышащих буквально на ладан. 

"ЗАВТРА". Это что, глупость или вредительство?

N.N. У современной радиоэлектронной борьбы пять составляющих. Прежде всего, это радиотехническая разведка, обнаружение и идентификация всех каналов связи, от сих до сих, во всем диапазоне. Второе — средства подавления информационных каналов, станции активных помех. Третье — поражение источников излучения. ракетами с пассивными головками самонаведения.. Четвертое — пассивные помехи и снижение заметности объекта. И пятое — средства технического противодействия иностранным разведкам. Так вот, мы весь этот спектр пока держим, но только за счёт модернизированных разработок двадцатилетней давности. Что будет дальше — не знаю. Надеемся на лучшее.

"ЗАВТРА". У американцев всё по-другому?

N.N. Да, они вопросами радиоэлектронной борьбы занимаются очень серьёзно. Начиная с войны во Вьетнаме и войны в Югославии средства РЭБ широко применялись в военных действиях. Особенно показательно было в операции "Буря в пустыне" против Ирака. Последние двадцать лет активно ведутся исследования по новым направлениям, в том числе управления геофизическими процессами путём мощного электромагнитного воздействия на ионосферу. Известный всем комплекс ХААРП (Аляска США), с 1997 года практически закрыт для мира в том числе научной общественности о программах и результатах этих исследований. Секретность почти уровня  проекта "Манхэттен", когда они ядерное оружие разрабатывали. И этим серьёзно нужно заниматься. ХААРП, как считал начальник Генштаба генерал армии Анатолий Васильевич Квашнин, гранатами отрядов спецназа не забросаешь. 

К сожалению, имеет место непонимание того, что для американцев война радиоэлектронными средствами сегодня — главный приоритет. Они практически всю свою военную технику продают, кроме средств РЭБ. Средства РЭБ они не продают никому.

"ЗАВТРА". Израилю, наверное, продают

N.N. Израиль в этом как раз не заинтересован. То есть сотрудничество идёт на уровне технологических разработок, а не на уровне поставок готовой продукции — там же на 99% наши бывшие специалисты работают, они сами себе делают всё, что им нужно.

И не только американцы этими вопросами занимаются, хотя, конечно, они лидеры сегодня. Китайцы, надо отдать им должное, молодцы. К сожалению, в начале 90-х, когда нашим заводам надо было, условно говоря, найти рубль, чтобы купить себе хлеба, мы им кое-какие технологии продали — такие, как СВЧ-компоненты, например. Это была ошибка.

Иран кое-что делает — вот, недавно они при помощи средств РЭБ посадили у себя американский беспилотник. Но систем, которые могли бы задушить каналы управления высокоточным оружием, у них нет. Защититься они не смогут. Так же, как и в Ираке.

Во время операции "Буря в пустыне", за которой мы следили из Нахичевани, нашими средствам контроля. Смотрели, как и чем американцы давят иракские системы ПВО, как это всё у них организовано в реальной боевой обстановке. 

Кстати, месяца за два до этих событий меня пригласил к себе генерал Шабанов и сказал: "У меня тут два генерала, из Ирака. Я им говорю, чтобы они купили средства радиоэлектронной борьбы. Расскажи им!" Ну, я им всё рассказал и показал. Но они ответили, что за такие деньги предпочтут купить у нас еще 150 танков. Я их предупредил, что пожалеют о таком решении. Так оно и вышло. Потом они уже приехали в неофициальном порядке: мол, профессор, вы были правы, а нельзя ли сейчас организовать для нас тропу поставки средств РЭБ? Я тогда ответил, что не специалист по тропам, есть "Рособоронэкспорт", с ним и договаривайтесь.

Точно так же при помощи средств РЭБ американцы раздолбали системы ПВО нашего производства в Югославии и в Ливии. Не хотелось бы, чтобы ситуация повторилась у нас на том же "иракском" уровне.

"ЗАВТРА". Вы уже несколько раз упоминали ХААРП, вокруг которого очень много шума. Что это такое на самом деле?

N.N. Стенд ХААРП, самый крупный из всех, существующих сегодня в мире. У американцев есть еще на экваторе, в Коста-Рике, стенд Арисиба который они сейчас активно модернизируют, в Норвегии два стенда, и у нас стенд СУРА. ХААРП начал действовать на полную мощность в 2007 году, и по своим характеристикам он является уникальным для проведения многофункциональных фундаментальных и прикладных в том числе военных целей. Официально объявлено, что с помощью ХААРП  исследуют геофизические процессы в ионосфере Земли. А на деле он на 95% работает по программам министерства обороны США. До 2010 года работал до 20 дней в месяц, по 18-20 часов в сутки. Данные по времени излучения стенда открыты в Интернете, но режимы работы, цели этих режимов и полученные результаты полностью закрыты. 

"ЗАВТРА". Существуют предположения, что с помощью ХААРП ведутся работы, например, по климатическому оружию.

N.N. Это очень трудная задача. Оценки показывают, что энергии стенда недостаточно для прямого управления погодой. Возможны может быть каких-то триггерные эффекты взаимодействия активности Солнца, ионосфера, стратосфера и атмосфера, но это только догадки. Поэтому однозначно утверждать, будто работа ХААРП определила аномально жаркое лето и пожары 2010 года в России, я бы не стал.

Назначение стенда ХААРП другое это сверхдальняя связь, в том числе с подводными лодками, стабильное управление вторичным излучением ионосферы, возбуждаемой мощным электромагнитным излучением стенда, и генерации в очень низком диапазоне частот. 

Не исключено — это создание помех нашим системам связи КВ-УКВ-диапазона. Такие случаи уже были. И на Дальнем Востоке, и в Северном море, когда частоты работы ХААРП совпадали с нашими частотами. 

Третий вероятный момент — это искусственное высыпание электронов из магнитных силовых трубок для восстановления стратегической связи в условиях воздушных ядерных взрывов. Но это всё — только наши предположения. Нужны свои стенды того же уровня, что и ХААРП. Нужна стабильная система мониторинга геофизических процессов. 

"ЗАВТРА". А возможно ли биологическое воздействие излучения ХААРП через ионосферу?

N.N. Выше я сказал, что на стенде ХААРП ведутся работы по управлению вторичным излучением ионосферы на биологически активных частотах, от 7 до 100 герц. То есть это сверхдлинные волны, от 3 до 40 тысяч километров. В таком диапазоне невозможно обеспечить направленное воздействие на какую-то область, достанется всем. Мне кажется, до этого не дойдёт. 

"ЗАВТРА". А неоднократно продемонстрированные в масс-медиа разработки американской полицейской техники, которые позволяют разгонять крупные скопления людей? Под их воздействием у человека возникают панические состояния, он начинает бежать, падать и так далее? 

N.N. Это другое. Там используются электромагнитные "пушки", которые бьют волнами миллиметрового диапазона на расстоянии 200-250 метров и попросту вызывают у человека болевой шок. Если вам вдруг к спине горячий утюг приложить, вы, наверное, тоже побежите от него подальше, правда? Это оружие локального действия. Его эффекты известны уже лет сорок. Просто не было большой мощности генераторов этого диапазона. И потом по критерию эффективность/стоимость очень низкие значения.

"ЗАВТРА". То есть, вы утверждаете, что напрямую на психику человека средствами РЭБ воздействовать нельзя? Что всё это "психотронное оружие", "пси-излучатели" и так далее — не более чем околонаучные мифы?

N.N. Я ничего об этом не говорил — речь шла о конкретной технологической разработке. Теоретически создания "пси-оружия" исключить нельзя. Но на практике это значит, что нужно найти такую несущую частоту и соответствующую частоту модуляции, мощность и время воздействия, чтобы именно они эффективно воспринимались человеческим организмом. Несомненно, работы в данном направлении шли, идут и будут идти. Но организмы у всех нас разные, резонансные частоты органов и тканей могут колебаться в очень широком диапазоне. Поэтому тут всё очень индивидуально. И если даже после атомных взрывов остаются выжившие — а в Японии были случаи, когда люди после Хиросимы приезжали в Нагасаки, попадали там под вторую бомбардировку и после этого прожили еще не один десяток лет, то что говорить про наш электромагнитный диапазон? Понимаете, у человека — гигантский запас биологической прочности. Каждый из нас — результат миллионов лет эволюции, а за это время каких только катаклизмов на Земле не случалось… Так что тут речь может идти, скорее, о каких-то "точечных" воздействиях, на конкретного человека, здесь и сейчас. Тут куда более широкие перспективы для медицины открываются — мы, кстати, немного поработали и в этом направлении, а не для оборонной промышленности как таковой, а для здоровья человека.

"ЗАВТРА". Расскажете об этом?

N.N. Как-нибудь в другой раз. Потому что это отдельная и сложная тема. 

"ЗАВТРА". Хорошо. Благодарим вас и рассчитываем на продолжение разговора.

http://zavtra.ru/content/view/na-vyisokoj-chastote/

Картина дня

наверх