Аэропланы и ракеты

235 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктор
    Странно,но А.Леонов никогда не помогал отечественным художникам-фантастам,а ведь мог это сделать,но не делал(((только...Космическая живоп...
  • Elena Amanova
    сильно дорогой.  Нельзя ли подешевле?Легкий двухмоторн...
  • Александр Шиховцев
    Как обычно все приврали! Прошло уже 18 лет! Все было подругому. Смертельное пике ...

От МиГа первого до двадцать первого

Портрет учителя

10 ноября 105 лет тому назад родился выдающийся авиаконструктор Анатолий Григорьевич Брунов. Более четверти века он отдал МиГам. История ОКБ «МиГ» неотделима от его имени. Он начинал от истоков и ушел, когда марка МиГ стала мировым брендом. Его вклад в развитие отечественной авиации отмечен высшей трудовой наградой страны – золотой звездой Героя Социалистического труда, тремя Сталинскими и Ленинской премиями.

***

«Человеком – эпохой» называют Анатолия Брунова его немногие оставшиеся коллеги. Его биография – отражение суровой, беспощадной и в то же время героической первой половины прошлого века, которая в наши дни вызывает и ужас, и удивление, и восхищение. Он родился в поселке Обухово (в нынешнем Ногинском районе). Тогда еще не было материнского капитала, но демография была лучше, чем в Китае. В семье было тринадцать детей. Толя был двенадцатым. Прокормить столько ртов было непросто. В 1918 году после окончания начальной школы его тринадцатилетнего мальчишку устроили работать на фабрику учеником слесаря. Учебу продолжил в вечерней школе. Тягу к знаниям заметили. В 1920 году его командировали в техникум в Москву. Но в первом семестре пришлось ночевать на Брестском (Белорусском) вокзале.

Техникум места в общежитии не дал. Вокзальные обитат ели делились с ним куском черного хлеба. В 1922 году техникум преобразован в технический институт им. М. В. Ломоносова. Анатолия переводят на рабфак при этом институте. После окончания рабфака поступает в МВТУ.

В приказе по МВТУ № 45 от 9 февраля 1930 года, объявлявшем о присвоении инженерного звания Сергею Павловичу Королеву, Семену Алексеевичу Лавочкину и многим другим, в числе которых и имя Анатолия Григорьевича. Брунов по праву стоит в этом славном списке.

Кстати, это был первый и последний выпуск аэромеханического факультета МВТУ. Уже в марте 1930 года факультет получил самостоятельность и стал называться ВАМУ – Высшим аэромеханическим училищем, которое еще через 5 месяцев превратилось в МАИ – знаменитый впоследствии Московский авиационный институт имени Серго Орджоникидзе.

Вот такие университеты были у Королева, Лавочкина, Брунова и многих других, кто выковал авиационно-космическую мощь страны.

На последнем курсе МВТУ Брунов работал в ОКБ Н. Н. Поликарпова, которого впоследствии назвали «королем истребителей», на заводе № 25 Авиатреста. Защитив диплом, работает здесь же инженером-конструктором. В августе 1930 года завод № 25 сливается с заводом № 39 им. Менжинского ОГПУ и Анато­лия Григорьевича назначают началь­ником бригады фюзеляжа в ОКБ завода. В то время реорганизации предприятий были довольно часты, авиапром только формировался. Поэтому столь обширен послужной список Брунова в этот период. В 1937 -1939 годах его перевели на завод № 301 в подмосковных Химках заместителем главного конструктора А. А. Дубровина. Изначально завод строился, как фабрика, для выпуска престижной мебели, предназначенной во Дворец Советов. От строительства Дворца отказались, а фабрику отдали авиапрому. При заводе создали опытное КБ во главе с Дубровиным. Вместо стульев и столов завод стал осваивать выпуск по лицензии французского учебно-тренировочный истребителя «Кодрон». Делали также фюзеляжи яковлевского «неудачника» – бомбардировщика ББ-22. В конце 1938 года Дубровина перевели в Харьков, на место арестованного авиаконструктора К.А.Калинина. Заводское КБ осталось без «главы» и без работы, поскольку «Кодроны» и машины, спроектированные на базе французской конструкции, выпускать не стали. Свято место – пусто не бывает. Дубровина сменил Горбунов, один из троицы создателей истребителей ЛаГГ. Так в мае 1939 года началась история знаменитой «Лавки» – ОКБ Лавочкина.

  А Брунова ушел в поликарповское ОКБ на заводе №1 им. Сталина инженером-конструктором – помощником главного конструктора. 21 января 1940 года он был зачислен в недавно организованный особый конструкторский отдел А. И. Микояна ведущим инженером.

***

«Все, кто работал с Бруновым, дружно отмечают поразительную работоспособность, редкую память, неистощимую конструкторскую изобретательность. Все эти качества сыграли свою роль и при конструктивной отработке первого МиГа…» – это строки из книги Михаила Арлазорова «Артем Микоян» в серии ЖЗЛ. В процессе написания книги, Арлазоров собрал большой материал об ОКБ. Вот что он пишет о Брунове: «Отличный конструктор, Брунов был мастером воплощения замыслов в материал. Он, как никто, умел организовать работу конструкторов, производственников и даже испытателей, в чьих делах разбирался ничуть не хуже, чем во всем остальном». Недаром Брунов был назначен ведущим программы испытаний МиГ-1. Это был канун войны – 1940 год. От МиГа первого до двадцать первого

Потом был ведущим инженером по МиГ-3 и не пошедшему в серию двухмоторному МиГ-5 (ДИС-200). Брунов открыва л эру отечественной реактивной авиации. Он был ведущим по проекту и первого реактивного истребителя МиГ-9, который был создан, по его словам, за «фантастические сроки». «Проектирование, начатое в июле 1945 года, заняло всего три с половиной месяца, а в феврале 1946 года, через восемь месяцев, первый самолет был построен. При этом надо иметь в виду, что численность КБ была всего около ста человек, а производства – около двухсот человек», – вспоминает о той поре Анатолий Григорьевич.

Превращение компоновочной схемы в рабочие чертежи всегда изобилует конфликтами. Проектировщики каждого агрегата самолета   – от крыла до шасси, от двигателя до вооружения   хотят вложить в машину максимум. В итоге совместных усилий рождалась оптимальная компоновка. Уникальность конструкторских решений стало отличительной чертой миговской конструкторской школы.

Во всех МиГах, созданных за первые четверть века ОКБ, есть доля его труда. В 1945 году подняли ранг разработчиков: ведущие тему инженеры получили статус заместителей главного конструктора. Уже в этом качестве Анатолий Григорьевич руководил проектированием, постройкой, испытаниями и доводкой опытных образцов истребителей МиГ-9, МиГ-15, МиГ-17, МиГ-19, МиГ-21 и их многих модификаций.От МиГа первого до двадцать первого

А сколько сил было потрачено на запуск самолетов в серию! Гигантская работа. И он с ней справился. Самолет– солдат МиГ-15 и МиГ-21 стали самыми массовыми истребителями.

В марте 1957 года министр авиационной промышленности Петр Васильевич Дементьев своим приказом №101 сс поднял роль руководителей тем: они получили статус главных конструкторов. Годом ранее главные конструкторы ОКБ получили статус генеральных. Анатолий Брунов был назначен главным конструктором по самолетам-истребителям. В то время он руководил разработкой МиГ-21 и его модификаций. От МиГа первого до двадцать первого

«Тружеником чрезвычайной полезности», – назвал Брунова легенда авиации Герой Советского Союза заслуженный летчик-испытатель Григорий Седов. А он, бывший не только великолепным летчиком-испытателем, но и главным конструктором истребителей МиГ-23, МиГ-27 и многофункционального фронтового истребителя 5-го поколения – МФИ, как никто другой знает цену конструкторского труда и тяжкий груз моральной ответственности за принимаемые решения, который довлеет над авиаконструктором. Брунов был главным конструктором МиГ-21, а Григорий Седов испытывал этот самый массовый среди долгожителей истребитель.

Брунов считался у заказчиков признанным авторитетом. Ему верили, как банкир верит векселю со стопроцентной гарантией. Здесь гарантией был огромный конструкторский опыт Брунова . Главный конструктор МиГ-29, МиГ-29М, Герой Социалистического Труда Михаил Вальденберг вспоминал историю с катапультными креслами для МиГ-21. Они были разработаны в ОКБ «МиГ». При испытании в строевых частях погибли один за другим два летчика. Представитель главного штаба ВВС генерал Кувенев дал команду: «Испытания прекратить!». На серийный завод в Горький срочно вылетели Брунов с Вальденбергом. Они выяснили, что на серийном заводе для упрощения технологического процесса в рабочие чертежи без согласования с ОКБ были внесены изменения. Пришлось во с становить статус-кво. Когда на совещании в Главном штабе ВВС после доклада Вальденберга генерал Кувенев спросил его: «Вы утверждаете, что возникновение аварийных ситуаций после проведения в Горьком работ прекратится, и советские летчики перестанут гибнуть на этих самолетах?» Молодой Вальденберг замедлил с ответом, и возникла неудобная пауза. Тогда встает Брунов и весомо говорит: «Летчики гибнуть не будут». Этого оказалось достаточно, чтобы испытания продолжились.

За создание МиГ-21 А.Г. Брунову вместе с группой коллег была присуждена Ленинская премия.

В конце 1966 года он ушел на пенсию. Умер в 1972 году. Похоронен на Введенском кладбище. Его уже нет с нами 38 лет, а его творение – МиГ-21– до сир пор охраняет небо многих стран. Многие МиГ-21 обрели постоянную наземную стоянку на пьедесталах и стали памятниками людям их создавшим и на них летавшим. Среди них в первых строках Анатолий Григорьевич Брунов.

Валерий Родиков

http://www.voskres.ru/army/spirit/rodikov.htm

Картина дня

наверх