Аэропланы и ракеты

236 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктор
    Странно,но А.Леонов никогда не помогал отечественным художникам-фантастам,а ведь мог это сделать,но не делал(((только...Космическая живоп...
  • Elena Amanova
    сильно дорогой.  Нельзя ли подешевле?Легкий двухмоторн...
  • Александр Шиховцев
    Как обычно все приврали! Прошло уже 18 лет! Все было подругому. Смертельное пике ...

ЗА ТО МЫ ДЕЛАЕМ РАКЕТЫ!

ЗА ТО МЫ ДЕЛАЕМ РАКЕТЫ!

— Нет, на этой неделе не получится. Давайте после юбилея, — услышал я в трубке.

После так после. И вот мы дома у Игоря Сергеевича Селезнева, уже немного отошедшего от волнительных приготовлений и чествований в связи с его 80-летием.

— Соку хотите, — предлагает нам Игорь Сергеевич, — в этом году яблок много, — угощает он нас домашней продукцией.

Внимательный взгляд, располагающая манера разговора, приглашающая собеседника к диалогу, заботливое отношение к людям, впервые перешагнувшим порог его дома, и... пропало интервью. Получился интереснейший монолог хозяина перед гостями, задававшими немного вопросов и слушавшими во все уши.

 

О дорогах

ЗА ТО МЫ ДЕЛАЕМ РАКЕТЫ!

Дубна. Предприятие Радуга . фото Николай Чуксин

Два часа в автомобиле на 20 км в начале нашего пути к знаменитому ракетчику машиностроительного КБ «Радуга» в Дубне — результат не рекордный, но близкий к «лучшим» показателям московских и подмосковных пробок, — приводит к теме дорог у нас и «у них». И тут же И.Селезнев высказал свою идею о создании магистралей из самого распространенного на земле материала — кремния. Но предложил конструкцию не просто какую-нибудь «дерьмовую», а в виде классической силовой схемы, как у рельса. С полкой, стенкой (все лонжероны в авиации так делаются), где центральная часть не силовая и изгибающих моментов не испытывает, а работает чисто как подушка.

Делая такие «рельсы» из кремния, расплавляя и добавляя в него какие-то наполнители, можно получить, скажем, цветные дороги. Для строительства таких магистралей между городами и поселками потребуется только грейдер или широкий канавокопатель. А в полученный углубленный профиль укладываются силовые элементы из кремния. «Я одному своему знакомому директору сказал, так он сразу поехал в Сочи строить пирсы деревянные по такому варианту», — завершил Игорь Сергеевич.

 

После института

Окончив МАИ в 1955 г., И.Селезнев был распределен на Тушинский машиностроительный завод. Но из-за отсутствия жилья ему, уже тогда женатому, благодаря поддержке генерала Солдатова, начальника шестого главка МАП, предоставили свободное распределение. Направили в Долгопрудный, где он встретил секретаря комитета комсомола МАИ Громыко, с которым когда-то вместе играли в волейбол. Тот уже проработал здесь два года, занимал известное положение и помог Игорю адаптироваться.

Главный инженер взял Селезнева в свой аппарат. Этому предшествовало совещание, на котором у Игоря Сергеевича мелькнула живая идея по решению проблемы некоего люка, который состоял из двух тонких, по 0,8 мм, обшивок, и невозможно было сделать зенковку под 120°. Селезнев предложил под крепеж приварить еще пластину, что решало дело.

Но поработать в Долгопрудном долго не удалось. Завод передали из МАПа в другое министерство, а документы (направление по распределению) были еще не до конца переоформлены.

Предложили поехать в Дубну, где в апреле 1955 г. Игорь Селезнев и оказался. Запись в трудовой книжке: принят на работу 9 мая 1955 г. Ностальгия была страшная, но не по Москве и связанному с ней комфорту, а по Северу. Потому что И.Селезнев провел там 9 лет в интернатах — Оротукан, Сусуман, Ягодное. (Тогда еще не было Магаданской области, она появилась только в 1953 г.) Отец и мать его геодезисты, много передвигались по Дальстрою, семья — 8 детей, Игорь старший. И учиться можно было только в интернате.

 

Начало

В КБ, руководимом Александром Березняком, трудились 120 человек: бухгалтерия, плановый отдел, бригады. В то время разрабатывались первые крылатые самолеты-снаряды. До этого в Дубне было 2 немецких КБ, появившихся после войны: «Юнкерс» и «Мессершмитт». «Истребительное» КБ возглавлял Ресинг, другое — Бадэ. Среди немцев встречались и пекари, и аптекари, не имевшие никакого отношения к авиации, но основные специалисты были с хорошей научной школой, и они делали пионерные проекты. Ведь отбирали немцев лучшие специалисты во главе с Мишиным, соратником Королева. Много привезли справочной литературы, которая до сих пор используется. Особенно справочники по прочности, которые помогали в расчетах шпангоутов (рам). Немцы занимались интересными делами: Бадэ строил транспортные самолеты, а Ресинг — истребители. Один самолет был с крылом обратной стреловидности. Заместителями у немцев были наши. А.Я.Березняк — у Ресинга. Его КБ делало истребитель 346-го проекта с жидкостным реактивным двигателем. В кабине летчик размещался лежа. Это вполне объяснимо с точки зрения влияния перегрузок на организм. Носовая часть была отстреливаемой на пирозамках. В одной из своих ракет (противолодочной) впоследствии Селезнев применил сделанные по чертежам немцев разрывные болты, которые великолепно работают.

 

Свершения

Игорь Селезнев работал в машиностроительном КБ «Радуга» (с разными его названиями) в должностях: ведущего конструктора, зам. главного инженера, зам. главного конструктора, главного конструктора, и наконец, с 1990 г. — генерального конструктора. Он участник и руководитель разработок множества противокорабельных крылатых ракет и комплексов (П-15, РУБЕЖ, МОСКИТ, М, МЕ, МВЕ и противолодочных крылатых ракет и комплексов «Метель», «Раструб»).

Начал он службу в КБ в бригаде фюзеляжа. Через неделю перешел в бригаду прочности, где со своим приятелем А.Востренковым занялся уравновешиванием, т.е. разработкой и созданием норматива, связанного с распределением сил и изгибающих моментов на конструкцию летательного аппарата. Таких норм не было ни в ЦАГИ, ни у кого. Одновременно взялся вместе с ним за создание первой для города телевышки. И такую вышку сделали — оригинальной конструкции высотой 72,5 м, чтобы пройти Яхромскую гряду (72 м). С.И.Белиловский, директор соседнего завода, премировал их не только за разработку, но и за монтаж этой вышки. Объединенный институт ядерных исследований сделал аппаратуру для передачи ТВ-сигнала. Долгие годы эта вышка стояла на территории промплощадки. Поднимали ее 6 тракторами-бульдозерами на лебедках. Конструкция была необычной, стандартно ее нигде не применяют и до сих пор. Опорная ферма при установке, правда, упала, но ее поставили на место, обошлось.

А в это время у А.Березняка возникла проблема с плазами для ракет П-15 и КСР. Вместе с двумя девчонками Лидой Смирновой и Тоней Фалиной Игоря Селезнева послали в плазовый цех. Одна девушка из бригады прочности, а другая из отдела «наземки». Три месяца ползали они по плазам с линейкой Женевского (сделана из сплава, мало меняющего свою длину при изменении температуры, на конце лупа, чтобы удобнее измерять доли миллиметра). По итогам работы этой троицы на заводе изготавливалась оснастка для П-15 и КСР. После этого Селезнева перевели в бригаду проектов. Там он закончил компоновку П-15. Потом ему и первый орден «Знак Почета» вручили за эту ракету.

В отделе проектов Игорь Сергеевич проработал до 1963 г. Выпустил большое количество компоновок ракет. Первую сверхзвуковую (3,4 М) ракету Х-22, которую делали с микояновской фирмой. Он же сопровождал ее и в производстве. Позже переделал, впервые в мире использовал кривую балку, а везде — только прямые. Игорь Селезнев вспоминает, что по компоновке ему удобно было расположить гидронасосные станции, шары-баллоны так, что балка получилась кривой. Отлили ее из магния. Березняк сначала ругал Селезнева: «Кто придумал это?!»

А потом, когда увидел вживую, да еще после того как ее уронили с крана на бетонный пол, а она не лопнула (просто переделали хвостовую часть), хвалил. Эта ракета до сих пор с 1964 г. серийно изготавливается, правда другой модификации.

22-ю ракету Туполев и Микоян попросили испытать на предельных режимах — остались после завершения плановых испытаний ракеты. Покрыли ее теплозащитой и запустили на 6М. Шифр этих испытаний «Звезда». Но не все ракеты «замазали». Некоторые специалисты считали, что никакой связи не будет: плазма там и проч. Связь была. На ракете везде пассивная защита. Элементная база наша свыше +70°С не работает. Никакой системы охлаждения, кроме как в одном отсеке, где находится активная головка самонаведения, в ней нет. Там охлаждающая система со спиртом С2Н5ОН ректификатом марки А, потому что другой, непищевой спирт вызывал щелевую коррозию, как будто черви сжевали алюминий. Пришлось химикам-лабораторщикам разработать ингибиторы, где особенно отличилась А.М.Попова. Испытали в ВИАМе. От обычного спирта-ректификата во всех трубках, в теплообменниках вырастало желе и забивало все. Теплоизоляция была только стандартной, сжатой до 30 мм и уложенной внутри обшивки. На поверхности при полете температуры больше 150°С не было, а на аппаратуре, поскольку она обдувалась, а вдобавок ко всему еще и вентиляторами, было не больше 70°С. Маршевая скорость стандартная, около 1000 м/с.

В 1963 г. И.Селезнев поехал на испытания уже с ракетой КСР-5 и Ту-16. Они проходили в Жуковском на летно-исследовательской и доводочной базе, где начальником тогда был Алексей Сергеевич Благовещенский, Герой Советского Союза, генерал. Во время арабо-израильской шестидневной войны в 1967 г. ракетой П-15 Термит с активной головкой самонаведения с одного выстрела был потоплен израильский крейсер «Эйлат». На ней фугасно-кумулятивная боевая часть 500 кг. Хотя египтяне с того же катера выпустили и вторую ракету, но она попала в уже тонущий корабль, одни мачты торчали.

Позже была создана единственная ракета в мире с прямоточным двигателем, которую американцы называют «Солнечный ожог» — это «Москит», скорость которой 2,3 М, т.е. 780 м/с. У нее 4 воздухозаборника и летит она на высоте 5—20 м над водой. Перед непосредственным заходом на цель «Москит» делает противозенитный маневр, и сбить его практически не остается времени.

В 1989 г. израильская фирма IAI (Israel Aircraft Industry) пригласила Игоря Сергеевича прочитать лекции по разрабатывавшемуся тогда «Радугой» совместно с немцами проекту авиационно-космического комплекса (АКК) Бурлак. Он это с удовольствием сделал, надеясь найти инвестиции. Оказалось, что эта компания, в которой 60% сотрудников бывшие граждане СССР, которыми все довольны, была создана после того, как потопили крейсер «Эйлат». Ее заставили заниматься военной тематикой, и сейчас там свыше 20 тыс. работников.

Что касается АКК Бурлак, то на его реализацию не нашлось в то время 75 млн долл. Стоимость вывода 1 кг полезной нагрузки составляла по этой программе 5 тыс. долларов. Это в 10 раз меньше сегодняшних 50 тыс. долларов. За счет того что старт ракеты Диана выполнялся с самолета Ту-160. При этом не требовалось никаких наземных станций. Дело в том, что еще при создании стратегических крылатых ракет от строительства подобных объектов отказались, понимая, что это запредельные затраты. И обошлись только самолетным командно-измерительным пунктом. Это изобретение КБ «Радуга» совместно с ЛИИ и ОКБ МЭИ.

 

Почему крылатые ракеты?

Первые крылатые ракеты, полное название крылатые самолет-снаряды, появились на базе МиГов. И занималась ими фирма Микояна, а самолетами — Туполев. В сентябре 1947 г. постановлением Совмина СССР в целях повышения эффективности действий тяжелой бомбардировочной авиации против кораблей противника решено приступить к разработке комплексной системы радиолокационного наведения и самонаведения реактивных самолетов-снарядов для сбрасывания их с тяжелых бомбардировщиков по крупным морским целям (шифр система Комета). Для технического руководства разработкой проекта комплексной системы Комета и частей, входящих в нее, образовано специальное бюро (Спецбюро №1), начальником которого назначен Фуксенко, а его заместителем Берия (Сергей).

Наши генеральные конструкторы недолго думая истребитель превратили в самолет КС, на который установили аппаратуру Комета. Построили унифицированный ряд: КС — самолет-снаряд с самолетом Ту-4, КСС — морской вариант, КС7 — первая наземная ядерная ракета. Все по одинаковой аэродинамической схеме. Немцев к этому периоду из Дубны выселили, чтоб они не подглядывали. Дубненский машиностроительный завод (п/я 6) изготавливал эти ракеты серийно. Потом появились другие ракеты воздушного базирования — Х-20, К-10. Позже А.И.Микоян создал филиал своего КБ для космического проекта «Спираль», которым после объединения КБ Березняка с Машиностроительным заводом занималось отделение 105. По словам Селезнева, это был замечательный проект. Должен был летать космонавт Герман Титов, он приезжал и смотрел за работами. Это был двухместный самолет, выходивший на орбиту с помощью самолета-матки. Он разгонялся ступенью ЖРД и выходил в космос. Делал витки вокруг Земли и приземлялся на шасси. Опытный экземпляр, за свою форму прозванный в простонародье «лапоть», уже начал летать. Был этот аппарат без каких-либо поглощающих плиток. Он действительно стал бы туристическим космическим кораблем. Но не судьба! Только недавно подобные работы стали вести американцы, подготавливая коммерческие полеты в космос.

 

Двойные технологии

«Они везде присутствуют», — заметил Игорь Сергеевич. Было такое Постановление-290, по которому оборонка должна была работать над проектами для народного хозяйства. И правильно, считает Селезнев. Потому что есть класс специалистов, знающих один узкий раздел науки, например математику, уравнение Навье-Стокса. Вам, грубо говоря, нужен в течение года месяц для расчетов по нему. Такого специалиста надо взять только на это время, но где вы на подобных условиях его найдете? С другой стороны, человек ценен и тем, что он хочет работать, не все же халявщики. Вы вынуждены такого работника держать, хотя занят он процентов на 10. А в народном хозяйстве применить можно все! «Вы себе не представляете, чем занимались наши авиационные КБ», — восклицает И.Селезнев. Одни на итальянский метод перешли резать кожи — миллиметровую шкуру разрезают на 10 кусков толщиной 0,1 мм. «Радуге» досталась задача создания «Агрегата по релаксации бархата и велюра», который и был сделан. Выпустили серию из 17 комплектов. Только в этот момент текстильные предприятия Ивантеевки рухнули, и никто купить эти агрегаты не мог. А это линия 3,5 м высотой. Что-то продали, что-то бесплатно отдали.

Другие истории великолепного рассказчика Игоря Селезнева я, пожалуй, не приведу, перечислю лишь их темы.

Для детей была сделана знаменитая яхта «Оптимист» с такелажем. На массообменных принципах создали установку для дегазации топлива. Построили линию швейцарского типа для финишной обработки трикотажного полотна. А ведь это гигантские деньги, которые не ушли из бюджета. Все разработки доведены до серийного производства. Созданы аэродинамические трубы для университетов и проданы в другие страны СНГ. Сделали спутниковые антенны вместе с ОКБ МЭИ и построили линию по их выпуску.

 

Учителя

Игорь Сергеевич считает себя учеником Андрея Николаевича Туполева и Артема Ивановича Микояна. Последний очень тепло относился к нему. Когда Микоян прилетал в КБ на вертолете с Туполевым и Дементьевым (министр МАП), то всегда садился за дубовый стол Селезнева, оставшийся еще от немецких специалистов. Начальники Игоря и руководитель КБ А.Березняк не могли понять, в чем дело. А все началось неожиданно, когда как-то группа сотрудников «Радуги» была на микояновской фирме. Анастас Иванович спускался по лестнице, а группа поднималась навстречу ему. Все здоровались: «Здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте». Неожиданно Микоян подошел к Селезневу, обнял его, расцеловал. «Представляете, шок для моего начальника и Березняка», — вспоминает Игорь Сергеевич. — Но и для меня тоже, — добавляет он. — Чем пришелся по душе, не знаю. Армянского во мне ничего нет». Наверно, это шестое чувство Микояна выделяло будущего главного конструктора и симпатизировало ему.

В 1964 г. с ракетой КСР-5 Селезнев поехал в Жуковский и на полигон НИИ ВВС во Владимировку, где в 1967 г. закончил ее испытания. В 1969 г. получилось так, что он ушел из КБ Березняка. Тогда Игорю Сергеевичу предложили стать ведущим по 45-й ракете. А он отказался, объясняя это тем, что предложенная ракета сделана на гептиле — топливе, отличном от того, что применялось в ракетах, с которыми Селезнев имел дело ранее. Это означало новый тыл, новые двойные запасы. И самое главное, что оно яд первой категории, от которого весь мир до сих пор дрожит. Работать стал на соседнем заводе. А в 1972 г. организовали объединение на базе КБ «Радуга» и завода. И Березняк вернул Селезнева назад. Через 5 месяцев Игорь Сергеевич стал 1-м замом. После смерти А.Я.Березняка в 1974 г. Селезневу пришлось возглавить КБ.

 

Провал

В 1975 г. И.Селезнев поехал на полигон, где его сбила машина. Органы считали, что это диверсия, но русская действительность оказалась проще — пьяный шофер насмерть сбил попутчика Селезнева, а сам он получил 18 переломов. Самолетом через неделю доставили в Москву. Провели 33 операции, 5 под общим наркозом делал Сиваш из ЦИТО. «Тут, — вспоминает Игорь Сергеевич, — пришли все прозрения». 8 месяцев неподвижности, а всего 1,5 года лечения до костылей. Было время продумать и пересмотреть жизнь — не свою, а всего коллектива. Заставил сделать инструмент для работы — построили великолепную лабораторную базу, состоящую из трех аэродинамических труб, отвязав себя от ЦАГИ полностью, а также лаборатории динамики, прочности, тепла. Вместе с соратниками заложили проект на несколько десятилетий вперед. Оценили, какие металлы будут в будущем, какие пластики появятся через 20 лет в стране. Что ожидает в области технологических процессов и т.д. К сожалению, эти 20 лет ничего не дали. Это трагедия номер один, на взгляд И.Селезнева. Нет даже критических технологий, которые предусматривались по примеру американцев. Сейчас никто не знает даже, где они. Положение Игорю Сергеевичу хорошо известно — 7 лет он заведовал секцией по государственным премиям РФ по закрытой тематике. Больше 100 человек за это время были награждены ею. С подачи временщика-предсовмина М.Касьянова эту премию упразднили.

 

Подъем

Началась эра сверхзвука, и каждое десятилетие прибавляли по Маху, — дошли до 6 М. Причем на очень оригинальных идеях, потому что высоты большие и плохо представляли, какие процессы происходят там. Те, что летают в капсулах, тоже не знают. «А мы как ракетчики знаем», — говорит Игорь Сергеевич. Потому что у них конструкции герметичны, а у ракетчиков — «дырявые». Как правило, последние не пользуются дополнительными системами, а работают при пассивном охлаждении. Это принципиальная линия. При этом видно, что в конструкции развивается с точки зрения всех процессов. А появившаяся цифровая телеметрия, которая освоена ракетчиками в совершенстве, позволяет иметь достаточно большое количество каналов и высокую частоту опросов. А это немаловажно для цифровых систем самонаведения, аэронавигации и т.д.

 

Отступление

Здесь опять двойные технологии. Купили для исследования процессов ракеты Х-90 («это гиперзвук, 6 М, наше с ЦАГИ открытие с точки зрения вопросов аэротермодинамики») камеру из ГДР. А она всего 6 куб.м, когда надо 24 куб.м, чтоб ракета поместилась. С помощью судовиков-смежников ее доработали — нарастили-удлинили. Это, во-первых, позволило провести нормальные испытания. А во-вторых, придумали технологию для сушки древесины в вакууме. Совсем другой процесс. Одно дело, когда вы сушку проводите, выдерживая бревна или доски естественным путем, где влага до конца не испаряется, а другое — загрузил 24 куба досок, включил вакуумный насос, и вся влага ушла. Нет ее там вообще! «Мы гордимся этими ноу-хау», — добавил Игорь Сергеевич. Чтобы женщин на селе освободить от утомительного перелопачивания зерна, сделали специальные насосы-пылесосы. Ими нагружай хоть корабли. И у себя испытания провели, благо стенды позволяют и не то делать.

 

Ветроэнергетика

По договору с Минэнерго КБ «Радуга» разработало и изготовило мегаваттную ветроустановку. Она работала в Элисте. Диаметр колеса — 48 м, башня — 37,5 м. Лопасть этой установки в Брюсселе награждена золотой медалью. Она была выполнена из металла, за счет чего почти втрое легче применяемых во всем мире лопастей из пластика — 3,5 т вместо 7,5 т при одинаковом диаметре. Хотя кое-чего и не учли. Считалось теоретически, что не будет изгибающего момента на кручение, но в ходе испытаний это обнаружилось при несимметричной схеме с тремя лопастями. Разница в набегающем потоке при их вращении привела к наличию кручения. Пришлось защищаться. Но довести до ума установку помешал бартер. Наступили уже 90-е г., финансирование прекратили и начали предлагать за работу бензин, нефть, холодильники… В результате пришлось отказаться от работы с Калмэнерго, которой от РАО ЕЭС А.Чубайс передал это дело. А эксплуатировать надо.

И Н.Прокуроров, начальник Калмэнерго, попросил разрешить им самостоятельно работать, потому что денег на командировки в Элисту не было. Пришлось разрешить. Однажды в момент раскручивания лопастей включили холодный генератор. Он подействовал как тормоз, и одна лопасть оторвалась и улетела. Починили. Сегодня на его базе что-то делается, но уже с зарубежными партнерами. Мало того, опубликовали фото ветряка «Радуги», как будто это чешско-илюмжиновский проект. Смех!

 

Звезда Героя

У Игоря Сергеевича много государственных наград. За стратегическую ракету Х-55 коллектив ее создателей удостоен 5 государственных и одной Ленинской премий, трое стали Героями социалистического труда, среди которых Селезнев. Награждены орденами 1500 человек. Это было в 1983 г. А в 1982 г. еще Брежнев подписал распоряжение о принятии Х-55 на вооружение, именно ракеты, комплекса еще не было. Его примут позже. В КБ «Радуга» выросло 4 поколения конструкторов. Это очень серьезный момент. Управлять такими людьми очень трудно и психологически. «Если б я не кончил второй институт, инженерно-экономический, где дипломную работу «О некоторых методологических основах принятия решений» ГЭК под председательством зам. министра тяжелого машиностроения СССР оценил на степень кандидата экономических наук, — вспоминает И.Селезнев, — я бы не справился с коллективом в 3,5 тыс. человек». Это не просто интеллигенция, это интеллигенция, которая знает себе цену. Тут нельзя ни одного прокола допустить. С одной стороны, и уравниловки не должно быть, а с другой — надо и отмечать этих людей как-то. И вот духовное начало здесь — самое главное. Любое изобретательство — это творческий процесс, искусство. По мнению Селезнева, изобретатели — очень интересные люди. Для результативной работы надо, во-первых, правильно поставить задачу, во-вторых, и это психологически ключевой момент, создать впечатление, что именно они решают проблему. Если вы начнете диктовать «делайте так и так», ничего не получится. Во время дискуссии подкиньте свою идею, которая в результате станет и их идеей. В этом ключ руководителя.

ЗА ТО МЫ ДЕЛАЕМ РАКЕТЫ!

Именно с этими людьми Игорь Селезнев делал все, чтобы Родина обладала высокоточным оружием, была сильной и мощной державой — «кто станет считаться со слабым». Паритет, а в некоторых моментах и лидерство были обеспечены на годы вперед. Именно за такое положение родной страны работал и продолжает трудиться Игорь Сергеевич, передавая свои знания и опыт, зажигая энергией тех, кто пришел и придет еще на смену нынешнему поколению ракетостроителей.

В.Бородин

Картина дня

наверх