Аэропланы и ракеты

235 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктор
    Странно,но А.Леонов никогда не помогал отечественным художникам-фантастам,а ведь мог это сделать,но не делал(((только...Космическая живоп...
  • Elena Amanova
    сильно дорогой.  Нельзя ли подешевле?Легкий двухмоторн...
  • Александр Шиховцев
    Как обычно все приврали! Прошло уже 18 лет! Все было подругому. Смертельное пике ...

Какой же Договор ратифицировали российские законодатели?

Виктор БУРБАКИ | 03.02.2011

2 февраля в Белом доме в Вашингтоне прошла церемония подписания Бараком Обамой ратификационных документов к новому российско-американскому Договору о сокращении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ). Президент США заверил американских сенаторов, что выполнит все их требования, закрепленные в ратификационной резолюции Сената США. Несколькими днями ранее ДСНВ был ратифицирован российскими законодателями.

Очень хочется верить, что через 10-15 лет Россию можно будет защитить не только от компьютерных вирусов. А вместе с тем хочется внимательного рассмотреть ратификационные условия по Договору об СНВ и прояснить: на что же согласились депутаты Государственной Думы и Федерального Собрания, ратифицировав ДСНВ после принятия многозначительной ратификационной резолюции Сената США?

* * *

Итак, Сенат США на закрытом заседании 22 декабря 2010 г. принял «Резолюцию о совете и согласии Сената на ратификацию нового Договора о СНВ».

До ее принятия новый ДСНВ в целом можно было бы рассматривать как некий символ «перезагрузки» и своеобразный «отчет» России и США перед обзорной конференцией ООН по ДНЯО. После принятия резолюции Сената США оценку значимости Договора необходимо серьезные скорректировать.

Мы хорошо помним, что российская сторона при проведении переговоров пыталась (на первых порах) жёстко обусловить разоруженческое соглашение в сфере стратегических ядерных сил (СЯС) ограничениями в ПРО и стратегических неядерных системах. Однако эта абсолютно правильная и очевидная позиция к моменту подписания ДСНВ была «размыта» до уровня декларативных, юридически необязательных формулировок в сфере стратегических оборонительных систем (ПРО). В сфере стратегических неядерных вооружений российским переговорщикам также не удалось даже просто притормозить стремительно разворачивающуюся в США гонку стратегических неядерных наступательных вооружений. Максимум чего российская сторона добилась - это создания иллюзии, что, ограничив число носителей (МБР и БРПЛ), удастся частично решить эту проблему в будущем.

Теперь же резолюция Сената США лишает Россию последних иллюзий о возможности для неё заключения сбалансированных разоруженческих соглашений с Америкой. США победили в «холодной войне» и им хочется вкусить, наконец, эту победу полностью.

Что же нового для России внесла указанная резолюция в условия обеспечения возможности стратегического сдерживания и кризисной стабильности?

Во-первых, были дезавуированы даже юридически необязательные положения Преамбулы ДСНВ по ПРО.

Проблематика ПРО нашла свое отражение во всех трех разделах «Резолюции о совете и согласии…» [разделы «а) Условия», «б) Понимания» и «с) Заявления»]:

Красной нитью через все указанные разделы проходит мысль: Никаких ограничений для США в сфере ПРО! Америка будет создавать многоэшелонную ПРО территории страны, Америка будет разворачивать ПРО в Европе (раздел «а»: п.п 12.А.ii, 14; раздел «в»: п. 1.А; раздел «с»: п.п 2.С, 2.Д, 2.Е)». Более того: ПРО США должна быть изъята из любых будущих переговоров в сфере сокращений ЯО (раздел «а», п. 12.А.ii).

Что же касается России, то здесь в резолюции Сената США определено (п.14 «Условия»), что никакой уровень развития ПРО США не является для России мотивом её выхода из ДСНВ!!! Коротко и ясно.

В соответствии с п.2.Е (раздел «Заявления») всякое сотрудничество США с Россией в сфере ПРО может быть направлено только на усиление потенциала ПРО США. Так что от «ограничивающих» идей вроде создания так называемой «секторальной ПРО» российской стороне можно сразу отказаться.

Во-вторых, в «Резолюции…» последовательно проведена мысль: «Никаких ограничений в сфере стратегических наступательных неядерных вооружений». И это положение обосновывается даже возможностью выхода за предельные уровни, определенные ДСНВ по МБР и БРПЛ, при их оснащении неядерными боезарядами (раздел «Условия», п.6.С)! Более того: определено, что все будущие (перспективные) системы вооружений стратегической дальности в неядерном оснащении «не будут…попадать под действие нового ДСНВ» (раздел «Понимания», п.3.А). Так что зря российские переговорщики надеялись на ограничивающую роль «предельных уровней» по носителям.

Идём дальше. В резолюции Сената США дана установка о необходимости скорейшего совместного (с Россией) ухода от прежних стратегических отношений, основанных на гарантированном взаимном сдерживании (раздел «Заявления», п.2.В). Это очень напоминает тот «интеллектуальный мэйнстрим», который пытались сформировать в Институте США и Канады РАН и ИМЭМО РАН, начиная с 2004 г., с доклада С. Рогова и других «Снижение ядерных рисков…», где было задано движение от парадигмы «стратегического сдерживания» к «умиротворению».

Анализируя резолюцию Сената США, необходимо отметить, что в ней имеются также «хорошие новости» для той части российского «экспертного сообщества», которое, как мы уже писали, целью и смыслом своей деятельности полагает профессиональную любовь к Западу:

1. Пункт 12.С.ii (раздел «Условия») подразумевает предоставление американского или другого международного содействия РФ в проведении «точного подсчета» (!?) и «обеспечении безопасности тактического ЯО». Понятно, почему с середины 2010 г. наблюдается «оживление» в данной сфере в среде «независимых» и «полунезависимых» экспертов.

2. Пунктом С.4 (раздел «с») определено, что с целью «способствовать выполнению ДСНВ» будет продолжаться так называемая «Программа снижения угрозы на основе сотрудничества», вокруг которой кормилось немало российских «агентов перемен».

Отметим ещё один существенный факт изменения содержания ДСНВ после принятия резолюции Сената США. Этот факт упорно замалчивался при ратификации Договора российской стороной. Речь идёт о введении нового, в значительной мере влияющего на военную безопасность России СКРЫТОГО параметра ДСНВ. В соответствии с поправкой Сене Лемье 4/S.AMDT.4908, приём на хранение ратификационных документов, после чего ДСНВ вступит в силу, должен быть проведен после согласия российской стороны на переговоры по вопросу так называемой «ликвидации дисбаланса» тактического ядерного оружия (читай: согласия Москвы на одностороннее сокращение российского тактического ядерного оружия).

Отсюда общий вывод: после ратификации Россия не столько получила международный Договор, сколько взяла на себя институционально закреплённое обязательство снизить свой ядерный потенциал.

Мы предлагаем читателям самим дать оценку действиям тех представителей РФ, которые в спешном порядке ратифицировали ДСНВ, не изучив как следует резолюцию Сената США: в первом чтении закон был принят Госдумой в отсутствие у депутатов официального перевода с английского, во втором чтении куда-то «запропастились» четыре итоговые поправки к резолюции Сената (!!!).

Что тут сказать? Приходится ведь слышать, что мы, мол, не можем поддерживать свои СЯС и на уровне Договора о СНП, поэтому любые американские условия для России приемлемы - даже если Америка согласится просто имитировать какие-либо ограничения. Данный тезис из «философии нищенства» успешно внедряется в сознание лиц, готовящих и принимающих решения, неуклонно проводимые в жизнь либеральным блоком в органах российской государственной власти.

Согласно этой философии, России уготовано место на «полупериферии» Мир-системы, посему российские вооружённые силы не предназначены для эффективного управления конфликтами. Следовательно, их потребности можно не брать в расчет, а за императив обеспечения национальной обороны принять так называемые «возможности» экономики, детерминированные либеральной монетаристской моделью и рядом других ограничений (например, отказом от суверенных прав быть «хозяином денег» в своей стране и соблюдением принципов «Вашингтонского консенсуса»).

Фальшь и лживость тезиса о принципиально ограниченных возможностях поддержания потенциала российских стратегических ядерных сил станет ясна любому, если вспомнить, что весь ядерный оружейный комплекс и три из четырёх основных ракетных центров СССР «достались» Российской Федерации. Во времена Д.Ф.Устинова (25 лет назад) один лишь Воткинский машиностроительный завод мог выпускать в год столько «изделий», что сохранения его производительности было бы достаточно для поддержания нормального численного состава группировки РВСН по носителям. И если, как это часто утверждается, Россия наших дней не в состоянии поддержать численный состав группировки даже на уровне СНВ-2 или СНП, во весь рост встаёт вопрос: ПОЧЕМУ?

Конечно, скажут, что на это у России «нет денег». Тогда зачем, к примеру, Россия на собственные деньги (а это, по данным СМИ, 15-20 млрд. долл.) хочет строить в Турции, которая скоро станет исламистской, атомную электростанцию?

Не обсуждая здесь тезис об «отсутствии денег» на экономическое развитие и нужды обороны по существу, зададимся лишь несколькими «наивными вопросами»:

- почему мы сами отказались от того, чтобы быть хозяевами собственных денег и присоединились к «Вашингтонскому консенсусу», согласившись на роль полуколониальной страны?

- почему люди из российского министерства финансов все время озабочены (как они изящно выражаются) «стерилизацией избыточной денежной массы», будто деньги - это «бешенная собака», а не инструмент экономики, и почему вкладывают «избыточные деньги» за границей?

- почему, если денег с избытком (хотя бы от экспорта нефти и газа), а деньги – это кровь экономики, российская экономика России «обескровлена»: «агрегат М2» в России составляет, по разным данным, 40-45% ВВП, тогда как у экономически развитых стран он превышает 75-80% от ВВП (у США – 110%, у Китая свыше 150 % ВВП)?

Почему?

Можно долго разворачивать список таких «наивных вопросов», но вряд ли мы получим на них правдивый ответ.

Комплексное изучение проблемы поддержания ядерного потенциала России даёт основания сделать вывод, что его форсированное сокращение не есть следствие каких-то объективных экономических либо технических трудностей, а есть результат политического выбора, относительно причин и цели которого остается лишь строить гипотезы.

Поневоле вспомнишь высказывание одного из умнейших непримиримых врагов России XIX века премьер-министра Великобритании лорда Пальмерстона: «Мир кажется таким несправедливым, когда с Россией никто не воюет». Ратифицировав ДСНВ, Россия сделала очередной шаг к этому «более справедливому миру» - «более удобному», как заметил когда-то З.Бжезинский на предложения М.Горбачева по созданию безъядерного мира, «для ведения «обычной войны».

http://www.fondsk.ru/news/2011/02/03/kakoj-zhe-dogovor-ratif...

Картина дня

наверх