Аэропланы и ракеты

236 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктор
    Странно,но А.Леонов никогда не помогал отечественным художникам-фантастам,а ведь мог это сделать,но не делал(((только...Космическая живоп...
  • Elena Amanova
    сильно дорогой.  Нельзя ли подешевле?Легкий двухмоторн...
  • Александр Шиховцев
    Как обычно все приврали! Прошло уже 18 лет! Все было подругому. Смертельное пике ...

Заказная посадка на Красной площади

 

Заказная посадка на Красной площади

28 мая 1987 года одномоторный самолет Cessna-172 вторгся в воздушное пространство СССР и, беспрепятственно пролетев от финской границы до Москвы, совершил посадку на Красной площади. Управлял самолетом Матиас Руст, мальчишка из Западной Германии, якобы на спор обязавшийся посадить свой тихоход у храма Василия Блаженного.

Казалось, что эта история из тех, что происходят вроде бы вдруг, случайно, но очень уж… кстати! В отношениях генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева с руководством Министерства обороны давно не хватало порыва ветра. Надлома. Ну, скрытное противостояние. Ну, кулуарное взаимоотрицание. Ну, выжидание громогласной ошибки оппонента. И вот случилось! А уж что потом началось… Впрочем, началось все несколько раньше.

«Вернитесь – я все подпишу!..»

13 октября 1986 года, Рейкьявик. С утра в столице Исландии было холодно, ветрено и дождь хлестал, как из пожарного гидранта. Однако в отдельном зале дворца исландского Альтинга (парламента), где проходила очередная встреча генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева и президента США Рональда Рейгана, страсти достигли верхней отметки политической шкалы. И было отчего! Переговоры, длившиеся четвертый день кряду, исчерпали свой временной ресурс, но не продвинулись ни на йоту: обе стороны отказывались подписать документы о взаимном сокращении наступательных вооружений.

Американский президент был настроен так жестко к своему визави, что, казалось, сначала надо было бы договориться о «сокращении его личного наступательного потенциала».

Справедливости ради надо отметить, что иного поведения от Рейгана нельзя было и ожидать. Победив на президентских выборах 1981 года исключительно благодаря своей наступательной доктрине, в которой СССР американским избирателям был подан как «империя зла», Рейган и в канун выборов 1986-го делал «ставку на эту объезженную лошадь», пытаясь говорить с советским лидером с позиции силы. И вдруг осечка: Горбачев, внимая советам экспертов-генералов Министерства обороны, участвовавших в переговорах, отказывался уступать. А это для Рейгана грозило политической смертью – его электорат мог уйти к демократам…

Протокольное время встречи истекло, и раздосадованный Рейган, сунув руки в поданный плащ, быстрым шагом направился к лимузину. Горбачев, нарушая дипломатический этикет, бросился вдогонку. Его личный переводчик Алексей Палащенко едва поспевал за ним.

– Вы специально не хотите подписывать документы… Вы хотите, чтобы я проиграл выборы! – крикнул Рейган, высунувшись из кабины. – Вы ставите мне палки в колеса, но Бог покарает вас!

Генсек, одной ладонью прикрывая голову, другой смахивая стекавшие по лицу струи дождя, затараторил:

– Нет, господин Рейган, нет! Давайте вернемся во дворец, сядем за стол… За стол переговоров… Давайте вернемся! Я все подпишу!

Из-за шума дождя Палащенко услышал и перевел только две последние фразы.

Из глаз Рейгана хлынули слезы. Трудно сказать, были ли те слезы игрой бывшего голливудского «красавчика Рони», или у соискателя высшего титула США просто сдали нервы, но… Резко выбросив свое тело из кабины и подхватив под руку промокшего насквозь Горбачева, Рейган буквально поволок его обратно во дворец…

Обезоруживающие переговоры

По возвращении во дворец у Горбачева, казалось, открылось второе дыхание. Если начавшиеся утром переговоры безрезультатно длились около шести часов, то теперь генсеку хватило часа, чтобы сделать непредсказуемые уступки Рейгану. Эксперты-генералы были в оторопи: «Что он делает?! Он же сбрасывает козыри!»

Действительно Горбачев удивил американцев и поверг наших генералов в шок тем, что в число сокращаемых двумя странами внес ракеты «Пионер» – лучшие советские межконтинентальные баллистические ракеты, не имевшие аналогов в США. Их число сокращалось вдвое – с 308 до 154.

Более того, стремясь сделать приятное своему американскому оппоненту (который для него с того момента стал партнером), Горбачев тут же отдал распоряжение в рамках отведенных каждой стороне 1600 носителей ядерного оружия и 6000 ядерных зарядов приравнять советскую ракету с моноблочной боевой частью к американскому бомбардировщику, несшему 24 ядерные ракеты. Это позволило Соединенным Штатам в полтора раза (!) превосходить нашу страну по числу ядерных зарядов и оставаться при этом в рамках подписанного договора.

Через полгода выяснится, что трагикомичный спектакль в Рейкьявике был лишь прологом…

Межконтинентальных баллистических ракет «Пионер» Горбачеву оказалось недостаточно, и он с азартом принялся за сокращение ракет средней и малой дальности – «Темп» и «Ока». Поскольку аналогичных ракет на Западе попросту не было, для них помощники Горбачева выдумали нелепый термин «меньше среднего радиуса» (в США средним радиусом считалась дальность 1000–2500 км, соответственно «меньше среднего радиуса» – от 500 до 1000 км, а у наших ракет дальность составляла соответственно 400 и 900 км).

В апреле 1987 года в ходе предварительных переговоров, которые вел замминистра иностранных дел Георгий Корниенко с прибывшим в Москву госсекретарем США Шульцем, Горбачев снова порадовал американцев, согласившись включить в будущий договор о сокращении ракет средней дальности и формально не считавшиеся таковыми ракеты «Темп» и, что особенно удручало наших военных, не подпадавшие даже под определение «меньше среднего радиуса» ракеты «Ока» – самое совершенное ракетное оружие в мире на тот момент!

Характерно, что никаких ответных шагов от американцев Горбачев даже не пытался добиться, но вместе с тем настоял, чтобы ликвидации подлежали 650 ракет «Пионер», 726 ракет «Темп», 239 ракет «Ока».

Примечателен такой эпизод.

Советская и американская делегации работали в отдельном кабинете и готовили к подписанию совместный документ. Вошел Горбачев. Госсекретарь Шульц, сорвавшись с кресла, бросился к нему.

– Господин генеральный секретарь! Разве можно достичь положительных результатов с такими людьми?! – американец пальцем указал на Корниенко.

– А в чем дело?

Корниенко объяснил, что госсекретарь пытается навязать свою редакцию проекта договора.

– Делайте, как требует американская сторона! – наставительно произнес Горбачев и стал при всех распекать Корниенко.

Вскоре распоряжением генсека замминистра был отправлен в отставку.

Лакейская угодливость Горбачева в общении с американцами, его вольное обращение с обороноспособностью страны и готовность «сдать» главному военному противнику сокровищницу нашего ядерного потенциала, наконец, бездумное швыряние на ветер колоссальных средств, потраченных на разработку и производство сокращаемых ракет, вызвали законное неудовольствие у многих в советском руководстве: «Симпатичный балагур, но в цари не годится, факт!»

Маршальский корпус был предельно категоричен в оценке происходящего: «Измена!»

Кроме того, в политбюро и Министерстве обороны вызвало волну протеста перманентное отсутствие генсека в Москве и фактическое уклонение от выполнения обязанностей по руководству государством и партией.

Генсек-непоседа

Как засидевшаяся в девках дурнушка бросается в загул, так Михаил Горбачев, ощутив под ногами твердь единоличной власти, пустился в заграничные вояжи.

Антони Иден, министр иностранных дел, а затем премьер-министр Великобритании, как-то прорицательно заметил: чем хуже идут дела у лидера внутри государства, тем настойчивее он рвется на международный простор.

За шесть лет бесконтрольного правления Горбачев с Раисой Максимовной нанес 42 визита, побывав в 26 странах всех, кроме Австралии и Антарктиды, континентов. В некоторых – дважды, трижды. Во Франции был четырежды. 42 дружеских, рабочих, официальных и государственных визита. Конвейер. Прибавьте к этому ответные визиты в СССР иностранных государственных деятелей – станет ясно, что наш генсек не щадил себя, работая на износ во имя процветания Советского Союза. Когда уж думать о благосостоянии собственного народа – дай бог успеть сменить носки перед свиданием с Папой Римским…

Никогда еще главам иностранных государств не доводилось принимать столь многолюдных делегаций, как те, что прибывали с генсеком. В поездках генерального секретаря ЦК КПСС сопровождали члены правительства, многочисленная челядь, охрана, журналисты, советники, помощники и консультанты. И все это – за счет нищающего народа!

Только в 1989-м супруги Горбачевы посетили 11 иностранных государств! И это при том, что в Карабахе полыхала война, и два некогда братских народа Советского Союза посылали на смерть своих сыновей.

На ум приходит анекдот, сочиненный в 1987 году советскими диссидентами в парижской секции журнала «Континент»: «Ленин показал, что страной можно управлять коллегиально. Сталин – что ею можно управлять единолично. Хрущев – что управлять может и дурак. Брежнев показал, что страной вообще можно не управлять. Горбачев показал, что Советским Союзом можно управлять заочно».

Анекдоты, как известно, – это гонцы Истины…

Свидетельствует начальник охраны Горбачева генерал-майор КГБ Владимир Медведев: «С такой частотой и роскошью не ездил за границу никто из руководителей великих государств, государств более благополучных, обустроенных, не истощенных внутренними проблемами и национальными войнами. Даже в США, стране процветающей, президенты не оставляют так часто и так надолго своих соотечественников. Возникает вопрос: можно ли руководить страной заочно, страной, в которой все рушится, льется кровь ее граждан, народ нищает, теряя окончательно веру в провозглашенные руководством партии идеалы?! Я понимаю, что необходимо искать и политические, и экономические выгоды, что зарубежные контакты важны, но если на другую чашу весов поставить пожары и убийства в собственной стране, моральное деградирование соратников, помогающих управлять страной… В общем, хорошо бы подсчитать пользу и убытки от его поездок!..»

Седой лис

Противодействие руководства Министерства обороны обезоруживающим инициативам Горбачева приобрело еще более резкие формы, когда стала очевидна проамериканская позиция Эдуарда Шеварднадзе. Вся его деятельность на посту министра иностранных дел была чередой уступок Западу. Он активно играл в пользу наших противников и за свою дьявольскую изворотливость имел на Западе прозвище Седой Лис.

Что ни удар – все в наши ворота!

Самой позорной из уступок Советского Союза Западу был план Горбачева–Шеварднадзе по ускоренному выводу (не путать с бегством!) Группы советских войск из ГДР. 550 тыс. военнослужащих, десятки тысяч орудий, минометов, тысячи самолетов, танков, автомобилей обязаны были в течение шести (!) месяцев покинуть Германию. И это при том, что канадцы только лишь одну пехотную бригаду из 3 тыс. человек выводили целых 18 месяцев!

Западным политикам известно, во сколько сотен миллиардов долларов обошелся российской казне этот позорный для нас Drang nach Osten. От нашей общественности Горбачев эти цифры скрыл, сославшись на пресловутую государственную тайну.

Эрих Хонеккер, бывший глава ГДР, незадолго до смерти прямо указывал на предательство тандема Горбачев–Шеварднадзе. На основе конкретных документов он обвинял их в том, что «обновление ГДР», закончившееся присоединением к ФРГ, было запрограммировано и разработано в Вашингтоне в результате закулисных переговоров Горбачева и Шеварднадзе с руководством США еще на заре перестройки.

«Шеварднадзе, как и позднее господин Козырев, – писал Хонеккер, – приложили немало стараний, чтобы Россия утратила самостоятельность на международной арене и по всем ключевым вопросам выступала бы как послушный сателлит Соединенных Штатов…»

Согласно данным, почерпнутым из западной прессы, за свою «подвижническую» деятельность Седой Лис получил в подарок от Союза промышленников Германии роскошный трехэтажный особняк в элитарном районе Парижа, который был оформлен на имя его дочери.

Все западные политики сходятся во мнении, что этот дом-дворец – всего лишь верхушка айсберга, тогда как основные комиссионные, полученные Лисом (а это десятки миллионов долларов!), находятся за бронированными дверями самых надежных банков Северной Америки и Западной Европы.

А в какую копеечку обошлись России предоставленные Седым Лисом права американцам на сверхльготных условиях вести разработку шельфа Берингова пролива, богатого залежами высококачественной нефти и ценнейшими породами рыбы?! Этого никто не знает, ибо делалось все келейно и опять под предлогом «сохранения государственной тайны».

Невозможно представить, чтобы Шеварднадзе на свой страх и риск вел собственную игру. Матерый партаппаратчик, он не мог не согласовывать свои действия с генсеком. Ну, а тот? Тот, как обычно, давал устные указания. Устные – дабы в скрижалях советской истории не осталось следов его разрушительной деятельности!

На заседаниях политбюро иногда происходили открытые стычки между министром обороны маршалом Соколовым и Шеварднадзе. Более того, работа совместной рабочей комиссии представителей Министерства обороны и Министерства иностранных дел, созданной для разработки позиции СССР на переговорах с США по вопросам разоружения, стала все чаще и чаще заходить в тупик.

В Центральном разведывательном управлении, которое благодаря своей агентуре влияния из числа кремлевской партноменклатуры было в курсе всех перипетий, происходивших в Кремле, быстро поняли, что если они не найдут выход из положения, то их «подмастерью» Шеварднадзе скоро придется отвечать перед политбюро по всем пунктам обвинения со стороны маршальского корпуса.

Подконтрольная перестройка

Свидетельствует начальник Управления «А» (анализ и прогнозирование) КГБ СССР генерал-майор Вячеслав Широнин:

«В 1985 году, сразу после прихода к власти Михаила Горбачева, в США с целью постоянного отслеживания развития событий в Советском Союзе был создан Центр изучения хода перестройки. В его состав вошли представители ЦРУ, РУМО (военная разведка) и Управления разведки и исследований Госдепартамента (Министерство иностранных дел США). В соответствии со специальным указанием президента Рейгана Центр получал всю разведывательную информацию, поступавшую как из агентурных, так и из официальных источников по линии всех ведомств.

Разумеется, штаб Центра возглавило ЦРУ, чьи аналитики в соответствии с общей стратегией Управления разработали ряд тактических задач, которые должны были решаться в предстоящем десятилетии. В частности, они считали, что независимо от складывающихся американо-советских отношений СССР сохраняет потенциальную возможность начать ядерную войну против Запада и может нанести упреждающие удары ракетами стратегического назначения. В связи с этим, по их заключению, главной задачей являлось лишение Советского Союза этой возможности, а распад советских стратегических ядерных сил должен происходить под неусыпным контролем Запада.

Другая группа тактических задач была ориентирована на развал Советской армии, что было не менее важно, чем лишение СССР стратегических ядерных сил.

Наконец, третья группа задач предусматривала нейтрализацию органов государственной безопасности как наиболее организованной силы, способной оказать полноценное сопротивление иностранным и отечественным «реформаторам», поставившим своей целью политическую «модернизацию» Советского Союза.

Таким образом, Центр предполагал наносить удары сразу по трем «головам» советской государственности:

– по КПСС, которая, как принято было тогда называть ее, являлась «ядром советского общества»;

– по армии – «защитнице Родины»;

– по КГБ – «бдительному оку».

Судя по всему, общий ход событий в 1985–1986 годах вполне устраивал ЦРУ, поэтому Соединенные Штаты и их западноевропейские союзники всем начинаниям Горбачева оказывали всемерную поддержку. И вдруг на пути «архитектора перестройки» возникла преграда в лице маршала Соколова и его единомышленников. Они, истинные патриоты своей Родины, не могли смириться с новым мЫшлением Горбачева и с его внешнеполитическим курсом, который наносил все более ощутимый ущерб интересам страны. Вот их-то и надо было нейтрализовать.

Вслед за этим за дело взялись эксперты Центра.

Понимая, что перспективному, с их точки зрения, генсеку Горбачеву мешают маршалы и генералы Министерства обороны, центровики решили скомпрометировать их в глазах генсека.

Хорошо изучив психологию Горбачева, американцы знали, что реакция этого капризного и недалекого человека, которому «важнее казаться, а не быть», хотя и будет труднопрогнозируемой в деталях, но безусловно беспощадной в целом.

Генеральная идея экспертов Центра состояла в том, чтобы спровоцировать генсека на выгодные им последствия. Для этого было необходимо разыграть такую мизансцену-детонатор, которая взорвала бы ситуацию изнутри, и в итоге смела всех неугодных Горбачеву (читай: ЦРУ) людей. В общем, дело за малым – осталось подобрать инструментарий: способ компрометации и «героя» для ее реализации. Выбор пал на пилота-любителя Матиаса Руста…»

Кто вы, мистер Руст?

Матиас Руст родился в 1968 году недалеко от Гамбурга в семье бизнесмена, продававшего те самые самолеты Cessna, поэтому с детства умел летать на них. В 1986 году летал на Фарерские и Шетландские острова в Атлантическом океане. Блестяще овладел навыками самолетовождения по приборам вне видимости земли.

Вместо того чтобы постигать науку бизнеса, Руст занимался детскими забавами – дальними перелетами на легкомоторном самолете, которые не приносили ни славы, ни денег.

Биографы Руста не нашли следов, когда бы счета его летных экзерсисов оплачивал его отец. Значит, существовал еще один источник финансирования! Великовозрастных любовниц и олигархов-меценатов, как выяснилось, у Матиаса не было, поэтому логика подсказывает, что его спонсорами могли быть только сотрудники спецслужб, которые всегда стремятся держать под рукой таких взбалмошных персонажей. А о том, что Руст был личностью неадекватной, может свидетельствовать не один факт. В 1989 году он был осужден и три года провел в тюрьме за неумышленное убийство своей любовницы, которая вдруг отказалась вступить с ним в интимную близость. В 1991 году он принял индуизм и по индуистскому обряду женился на дочери торговца чаем из Бомбея. В 2001-м в гамбургском универмаге украл кашемировый джемпер, за что опять схлопотал тюремный срок…

 

Неуравновешенный молодой человек без определенных занятий на средства из анонимного источника готовится к заведомому преступлению: полету в Москву, нарушая тем самым законы сразу нескольких государств. В каком случае это возможно? Помилуйте! Лишь только в том, когда за его спиной стоит и его действиями руководит куратор-профессионал из спецслужбы, уверивший своего подопечного в необходимости такого поступка! Что это за спецслужба – не трудно догадаться. А Руст – всего лишь безвольное оружие в умелых руках. Однако дерзкая посадка в сердце Москвы, на Красной площади, ставит его в одну шеренгу с известными историческими киллерами: Брутом, Богровым, Освальдом, Сирханом и Агджой. Кого же убил этот «голубь мира»?

Победитель маршалов

В субботу, 30 мая 1987 года, состоялось чрезвычайное заседание политбюро, на котором министр обороны был подвергнут беспримерной экзекуции (по-простому – порке) со стороны Горбачева. Генсек заявил, что Герой Советского Союза, прошедший горнило Второй мировой войны Сергей Соколов «не понимает поворота партии в сторону перестройки и нового мЫшления, и это положение надо исправить!» Это означало одно – отставку строптивого маршала.

Вместе с Соколовым был отправлен в отставку его заместитель, маршал и дважды Герой Советского Союза, главнокомандущий Войсками ПВО страны Александр Колдунов. Командующий Погранвойсками Герой Советского Союза генерал армии Вадим Матросов получил взыскание в виде неполного служебного соответствия. А дальше генералы и полковники Минобороны начали слетать со своих постов, как листки календаря, особенно после каждого заседания политбюро. Общее число генералов и старших офицеров, уволенных из рядов Советской армии вслед за акцией Руста, по разным данным, колеблется от 300 до 500 человек.

Кстати, Руст нарушил границу и совершил заказную посадку на Красной площади в день всесоюзного праздника – Дня пограничника. Выбор даты также видится неслучайным. И не только потому, что является увесистой оплеухой всем пограничникам. Дело в том, что одним из первых распоряжений Горбачева пограничникам и дежурным нарядам ПВО под страхом судебного преследования запрещалось сбивать явно иностранные или летательные аппараты без опознавательных знаков, вторгавшиеся в воздушное пространство СССР. Такому распоряжению, конечно, аплодировали все западные спецслужбы.

Вместо Соколова министром обороны был назначен генерал-полковник Дмитрий Язов. В 1987 году он был начальником Главного управления кадров Министерства обороны и в системе высших партийных координат занимал вполне определенное и значительное место, имея выход непосредственно на ЦК КПСС. Но в Министерстве обороны слыл «паркетным» генералом, из тех, кто, как водится, хорошо воюет под ковром. Переговорами с американцами по проблемам разоружения никогда, разумеется, не занимался и вообще был далек от этих проблем.

У Горбачева опять возобладали личные симпатии и желание окружить себя «удобными» соратниками. Словом, процесс разоружения СССР продолжал развиваться по сценарию Соединенных Штатов, а за генсеком навсегда закрепилось прозвище терминатора ядерного потенциала Советского Союза.

http://www.belvpo.com/12490.html

Картина дня

наверх