Аэропланы и ракеты

236 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктор
    Странно,но А.Леонов никогда не помогал отечественным художникам-фантастам,а ведь мог это сделать,но не делал(((только...Космическая живоп...
  • Elena Amanova
    сильно дорогой.  Нельзя ли подешевле?Легкий двухмоторн...
  • Александр Шиховцев
    Как обычно все приврали! Прошло уже 18 лет! Все было подругому. Смертельное пике ...

Психологическая травма Джона Маккейна - Боевые зенитки ЗРК С-75

Психологическая травма Джона Маккейна - Боевые зенитки ЗРК С-75

23 октября 1967 года во время бомбардировки Ханоя был сбит самолет молодого пилота, выходца из семьи потомственных адмиралов, Джона Маккейна. Его «Фантом» достала зенитная управляемая ракета комплекса С-75. Советский противовоздушный меч к тому времени уже доставил немало неприятностей американцам и их союзникам.
Пилот Джон Маккейн, проигравший прошлые президентские выборы в США Бараку Обаме, толи плохо учился, толи не успел исполнить "Танец со смертью" на своем "Фантоме".
Психологическая травма Джона Маккейна - Боевые зенитки ЗРК С-75

Ну, а чем закончилась война во Вьетнаме, мы все знаем.





Психологическая травма Джона Маккейна - Боевые зенитки ЗРК С-75

Познавательно!
Особенно для тех, кто всерьез интересуется военной историей, историей оружия второй половины XX века. Речь идет о зенитном ракетном комплексе (ЗРК) С-75 и его первом не испытательно-полигонном, не учебном, а боевом применении.

Психологическая травма Джона Маккейна - Боевые зенитки ЗРК С-75

Общепринято и распространено мнение, что впервые эта зенитная ракетная система была применена - приняла боевое крещение - по самолету - нарушителю Государственной границы СССР 1 мая 1960 года. Действительно, в этот день, 40 лет тому назад, в небе Урала (под Свердловском - ныне г. Екатеринбург) впервые на территории Советского Союза были осуществлены боевые пуски ЗУР (зенитных управляемых ракет) С-75 и впервые в мировой истории огнем советских ракетчиков был уничтожен считавшийся до этого неуязвимым самолет-разведчик У-2 "Локхид", пилотируемый американским летчиком Гарри Френсисом Пауэрсом.
Однако свой боевой лицевой счет ЗРК С-75 открыл полугодом ранее - 7 октября 1959 года в... Китае. И первую строчку в графу его боевых трофеев вписали китайские (ах, как непатриотично!) ракетчики, руководил которыми, правда, советский военный специалист, в то время полковник, а ныне - генерал-майор артиллерии в отставке, минчанин Виктор Дмитриевич Слюсар, один из очень немногих сегодня свидетелей и участников тех событий...


Родился Виктор Дмитриевич в 1922 году в Украине, в Хмельницкой области. В 1940 году стал курсантом Бакинского училища зенитной артиллерии в связи с началом Великой Отечественной войны окончил его в августе 1941. Как зенитчик воевал под Москвой, на Калининском, Западном фронтах. Закончил войну в должности заместителя начальника штаба полка. В послевоенное время служил в 1-й особой армии ПВО. Окончил академию, командовал полком, бригадой, дивизией В 1980 году с должности заместителя командующего 2-й отдельной армией Войск противовоздушной обороны уволился в запас.
А тогда, во второй половине 50-х годов Виктор Дмитриевич Слюсар был одним из пионеров - офицеров-зенитчиков, освоивших принципиально новую ракетную технику Войск ПВО.
- Первым зенитным ракетным комплексом - вспоминает он, - стала "Система-25" (С-25) Строительство позиций под их развертывание началось в 1951 году, а сама система была принята на вооружение в 1954. Двумя кольцами - под землей, в бетоне - она (56 зенитных ракетных полков) опоясывала Москву. Один комплекс С-25 мог одновременно "обслуживать" до 20 целей, летящих на высотах до 27 километров. Станции разведки целей - глубоко под землей, даже при прямом попадании авиабомбы их нельзя было вывести из строя. Уникальная система, непреодолимая, просуществовала она почти полвека. Однако была сугубо стационарной и столичной. С помощью ее, разумеется, никак не удавалось пресечь позорную для наших Вооруженных Сил до конца пятидесятых годов практику безнаказанных полетов самолетов-разведчиков США над всей остальной территорией СССР - ни потолок советских истребителей, ни досягаемость по высоте орудий зенитной артиллерии не позволяли этого сделать. Именно поэтому в 1958 году на вооружение Войск ПВО был принят первый отечественный подвижный зенитный ракетный комплекс "Система-75" (С-75).

В соответствии с решением партийно-государственного руководства страны производство ЗУР и наземного оборудования ЗРК начало осуществляться большими сериями широкой кооперацией заводов, что позволило за несколько лет развернуть зенитные ракетные дивизионы для прикрытия крупнейших городов страны и ряда военных объектов. Началось развертывание С-75 и на территории стран Варшавского договора.

…В 1959 году Пекин готовился торжественно отметить 10-летие провозглашения КНР. И правительство Китайской Народной Республики обратилось к руководству СССР с просьбой об оказа-нии помощи в организации противовоздушного прикрытия столицы. Объяснялась просьба тем, что и над Китаем, в том числе - Пекином, как и над СССР на больших высотах спокойно разгуливали самолеты-разведчики Чан Кайши, под патронажем США создавшего на Тайване марионеточный режим. Взаимоотношения Советского Союза и Китая в те годы характеризовались единым лозунгом - "Дружба навек!" И решением правительства СССР Китаю были переданы пять огневых комплексов С-75 "Двина" (плюс один технический дивизион). Они могли поражать цели на высотах до 22 километров.
В апреле-мае 1959 года группа советских военных специалистов обучила сформированные из китайских военнослужащих - юношей и девушек с высшим образованием - расчеты этих комплексов. Однако навыков боевого применения ЗРК они в то время не имели, поскольку реальных пусков ракет не производили. В ответ на очередную просьбу Пекина советское руководство срочно направило в Китай очередную группу военспецов, специалиста по боевому применению С-75 полковника Виктора Слюсара и двух инженеров - подполковников Александра Пецко, Юрия Галкина.

- В Пекин мы прибыли в середине июня, - вспоминает Виктор Дмитриевич Слюсар. - Здесь нам предстояло, определившись на местности, развернуть комплексы в боевом порядке и на позициях, организовать связь и управление, осуществить с расчетами учебно-боевые стрельбы. Что и было сделано.

Китайцы выразили пожелание провести учебно-боевые стрельбы по радиоуправляемым мишеням, имитирующим реальную цель. В считанные сроки эти мишени были доставлены самолетом из СССР. Боевые стрельбы - в пустыне Гоби - прошли успешно, все пять расчетов поразили выданные им мишени.

- И не только благодаря нам, - подчеркивает Виктор Дмитриевич Слюсар. Китайские специалисты проявили завидную настойчивость и пытливость в освоении техники дотошно и глубоко вникали во все вопросы. Я не переставал удивляться их поистине великому трудолюбию и энтузиазму. Подчас они делали, кажется, невозможное.

Особенно мне запомнилась площадь Тяньаньмынь, сплошь одетая в строительные леса - за три месяца до предстоящих торжеств. Возводилось два величественных здания - Центральный музей-библиотека и Дворец искусств. Нам казалось, что столь огромный объем работ за оставшееся время выполнить невозможно. Но когда я, терзаемый своими сомнениями, спросил об этом своих китайских товарищей, то в ответ услышал несколько удивленное "Этого быть не может. Раз надо, будет сделано". И действительно, дней за 8-10 до торжеств площадь и новенькие объекты сверкали своим великолепием, а в день праэдника - 1 октября, - будучи на торжественном приеме, который организовало руководство страны, мы все любовались залом, вмещавшим 10 тысяч человек. Так вот умели работать и праздновать китайцы.

- В двадцатых числах сентября, - рассказывает В. Слюсар, - командующий ВВС и ПВО Народно-освободительной армии Китая генерал Чей Цзюн доложил министру обороны, а тот - правительству КНР о готовности зенитной ракетной группировки противовоздушной обороны столицы к выполнению боевых задач. А мы о том же самом - старшему группы советских военных специалистов в Китае генерал-полковнику артиллерии Николаю Михайловичу Хлебникову (тому самому что в годы гражданской войны был начальником артиллерии у Василия Ивановича Чапаева). Хлебников доложил в Москву.

Командный пункт группировки разместился в подвальном помещении генерального штаба НОАК а огневые дивизионы - там, где порекомендовал развернуть их китайцам советский полковник В. Слюсар.

Накануне праздников китайское командование обратилось к нему с просьбой, чтобы он - в случае полета самолета-нарушителя - присутствовал на КП для консультаций и оказания помощи по управлению огнем. Москва дала на это "добро".

Рассказывает генерал-майор артиллерии в отставке Виктор Дмитриевич Слюсар:

- В последних числах сентября в Пекин начали прибывать многочисленные партийные и правительственные делегации из многих стран мира, в том числе приехала и делегация Советского Союза. Сначала ее возглавлял Суслов, потом - сам Хрущев.

Открылись торжества парадом войск китайской армии, затем - многотысячное шествие трудящихся города. Вечером над Пекином взвились тысячи многоцветных огней неописуемого фантастического салюта. Всюду царило праздничное настроение.

1-4 октября празднику ничто не помешало, А вот 5-го… Около 6.00 местного времени с аэродрома на Тайване взлетел самолет и взял курс на материк. Спустя минут 15-20 за мной приехала машина, и я прибыл на командный пункт К этому времени разведчик уже пересек береговую черту в провинции Фуцзян и направился к городу Нанкин.
Навстречу нарушителю были подняты истребители. Через переводчика я отдал распоряжение провести контроль функционирования систем ЗРК, включить станцию разведки целей и приготовиться к бою. Как видно, избегая встречи с истребителями, разведчик с высоты 15 километров поднялся сначала на 17 (потолок МиГов был 19), а затем еще выше - на 20-21 километр. Более десятка истребителей беспомощно кружило на своих предельных высотах, сопровождая его до реки Янцзы и далее. Не долетев до Пекина километров 500-600, самолет развернулся в районе Шанхая и ушел восвояси - на Тайвань.

Анализируя этот осторожный полет, мы пришли а замешательство: неужели американская разведка установила факт наличия в обороне Пекина наших зенитных ракетных комплексов? Ведь их развертывание осуществлялось в строжайшей тайне. Неужели все наши усилия в этом направлении - впустую? По головке за это не погладят.

Три дня мы пребывали в неопределенном, настороженном положении, настроении.

А 7 октября, в то же самое время, - та же картина. В воздухе - нарушитель. Вновь с аэродромов Южного Китая были подняты истребители, однако на сей раз разведчик, применив тот же самый маневр, не развернулся, а продолжил свой полет в направлении Пекина. Когда самолет находился в 400-500 километрах от китайской столицы, я отдал распоряжение-рекомендацию на перевод ЗРК в боевую готовность.

Станция разведки обнаружила цель на удалении 320 километров от города. Чтобы не допустить поражения своих истребителей я приказал вывести их из зоны ракетного огня. Китайские летчики четко выполнили эту команду.

О сложившейся в воздухе ситуации командующий ВВС и ПВО, утверждающий мои команды, доложил министру обороны Китая маршалу Линь Бяо. Тот отдал распоряжение: "Если есть полная гарантия уничтожения самолета противника, огонь открыть, если нет - огня не открывать". Руководство ВВС и ПВО ждало моего решения. А решать было некогда. Молниеносно прочувствовалось-продумалось: скажу "не уверен" - поставлю под сомнение огромный, титанический труд наших талантливых конструкторов зенитного ракетного оружия, его силу и мощь, авторитет нашей страны - к чему тогда все наши и китайских "пэвэошников" усилия, сам факт поставки Китаю С-75?.. Скажу "уверен" - а вдруг либо техника, либо китайские специалисты подведут?.. Мое состояние было таким, что в двух словах его не опишешь. Но между тем, и в своей стране, и в своей технике, и в обученности китайских расчетов я был уверен; мне предложили взять ответственность на себя, и я ее взял: "Доложите министру обороны, что уверенность есть". И Линь Бяо дал "добро" на открытие огня.

Тем временем, когда противник был от нас на расстоянии около 200 километров, я отдал распоряжение 5-му дивизиону включить станцию наведения ракет, выйти в эфир и осуществить поиск цели. СНР обнаружила ее на дальности 115 километров и высо-те 20 километров 300 метров. Нарушитель шел с набором высоты. На дальности 100 километров на подготовку были поставлены ракеты. На КП мы приняли доклад стреляющего - командира дивизиона:
- Цель вижу. Сопровождаю РС. Дальность 95.

Из режима ручного сопровождения (РС) дивизион перешел в режим АС (автоматического сопровождения), включил синхронизацию на дальности до цели 65 километров. На дальности 41 километр стартовала первая ракета, на дальности 40 - вторая, 39 - третья.

40-45 секунд, пока ракеты шли к цели, на командном пункте царило предельное напряжение. Наконец его разрядили доклады командира ЗРК, следовавшие один за другим с интервалом 2-3 секунды: "Первая - подрыв", "Вторая - подрыв", "Третья - подрыв".

Все с облегчением вздохнули, но праздновать победу было еще рано: требовалось убедиться, что цель действительно поражена. Мне было ясно, что ракеты сработали по самолету, а не ушли на самоликвидацию, но все-таки... Чем, как говорится, черт не шутит. И мы запросили доклад командира пятого дивизиона о высоте цели. Он доложил: "Высота 18 километров... 15... 10... 5...З... Цели не вижу". Сомнений не стало. Крылатый разбойник был сбит. Оставалось одно - окончательно убедиться в этом, побывав на месте его последнего приземления.

По радиолокационным данным определить координаты места упавших обломков не составляло труда. Во дворе генерального штаба НОАК стоял "под парами" вертолет. Я и группа офицеров во главе с командующим ВВС и ПВО Китая вылетели в предпо-лагаемый район падения обломков "империалистического стервятника". Подлетая к нему, мы увидели десятка полтора дружинников - ополченцев из ближайших селений, уже взявших под охрану обломки. Поражение самолета было столь сильное, что он развалился на части еще в полете, вследствие чего отдельные его элементы разлетелись в радиусе 5-6 километров.
Он падал кусками - крылья, двигатель, фюзе-ляж... Позже было подсчитано: на площади крыла в 3 квадратных метра - 2.471 сквозная пробоина...

Самолет был американского производства - РБ-57Д, двухмоторный дальний разведчик, сплошь нашпигованный автоматикой и разведывательной аппаратурой. В дальнейшем все конструкции самолета были собраны.

Летчик был убит осколком ракеты. Его и самолет чанкайшисты искали в Восточно-Китайском море. Как видно, действительная судьба самолета им была неизвестна. Магнитофонная запись переговоров летчика с Тайванем обрывалась на полуслове и, судя по ней, опасности он не видел.

Чтобы скрыть наличие в Китае новейшей, по тем временам, зенитной ракетной техники, китайское и советское руководство договорилось не давать о сбитом самолете открытого сообщения в печати. Однако, когда тайваньские средства массовой информации сообщили, что РБ-57Д потерпел аварию, упал и затонул в Восточно-Китайском море во время тренировочного полета, агентство "Синьхуа" распространило в ответ следующее сообщение: "ПЕКИН, 9 октября. 7 октября в первой половине дня один чанкайшистский самолет-разведчик американского производства типа РБ-57Д с провокационными целями вторгся в воздушное пространство над районами Северного Китая и был сбит военно-воздушными силами Народной освободительной армии Китая". Как и каким оружием - из соображений секретности - ни слова.

В очередной раз С-75 проявил себя в режиме боевого применения уже действительно 1 мая 1960 года, уничтожив в небе Урала самолет-разведчик У-2. На сей раз скрывать тот факт, что самолет был сбит зенитной ракетой, советское руководство не стало, наоборот, на весь мир было заявлено, что Войска ПВО Советского Союза оснащены самым современным оружием и готовы в любой момент применить его по любому самолету-нарушителю.
Все участники данной стрельбы были награждены орденами и медалями (Виктор Дмитриевич Слюсар, в скобках замечу, - нет). На фоне этого яркого события пекинский дебют "Двины" оказался в тени. К тому же в скором времени СССР и КНР разорвали всяческие отношения. "Дружба навек" вылилась в жесткую конфронтацию. В мае 1960 года всем советским специалистам было предложено покинуть Китай в 24 часа. И вспоминать о событии 1959 года по идейно-политическим соображениям было, мягко говоря, не принято.
Между тем событие это имело последствия. Эффективность советского ЗРК пришлась по сердцу китайскому военному и политическому руководству, была оценена ими по достоинству. Пекин обратился к Москве с просьбой о развертывании С-75 вокруг ряда других административно-промышленных объектов страны и поручить разработку рекомендаций по их прикрытию с воздуха полковнику В.Слюсару. Просьба была удовлетворена. Группа Виктора Дмитриевича произвела расчеты и выработала рекомендации по организации противовоздушной обороны комплексами С-75 городов Шанхай, Кантон, Ухань, Аньшань, Мукден и Сиань. На этом в декабре 1959 года командировка полковника В.Слюсара в Китай завершилась. А сегодня, спустя годы, он - почетный и желанный гость посольства КНР в Республике Беларусь, о нем помнят, его знают.
Надеемся, данной публикацией журнал "Армия" восполнит одно из "белых пятен" в истории Войск противовоздушной обороны нашей бывшей большой страны.

Василий АРОН, полковник

СПРАВКА "АРМИИ"
Работы над созданием ЗРК С-75 "Двина" были завершены в 1957 году. Его эффективность не знала аналогов на Западе. Комплекс уничтожал цели, идущие со скоростью 1500 километров в час на высотах до 22.000 метров. В течение 10 минут один дивизион был способен обстрелять до 5 целей, идущих с интервалом 1,5-2 минуты. Стрельба по цели осуществлялась 2-3 ракетами.

В 1957-1961 годах были созданы еще две модификации ЗРК С-75 - "Десна" и "Волхов". Они способны были поражать цели в диапазоне высот соответственно 0,5-30 и 0,4-30 км. Дальность поражения - до 34-43 километров. "Волхов" мог обстреливать цели, идущие на скорости 2300 километров в час. Второй после Пауэрса самолет-разведчик У-2, пилотируемый также американским летчиком - майором Рудольфом Андерсоном, был сбит 27 октября 1962 года зенитным ракетным дивизионом подполковника И. Герченова в небе над Кубой.

Первый противовоздушный бой с участием С-75 в условиях войны состоялся 24 июля 1965 года в 50 километрах северо-восточнее Ханоя (Вьетнам). В нем приняли участие два дивизиона, возглавляемые офицерами Вьетнамской народной армии капитанами Нгуен Бан Тхаком и Нгуен Ван Нянем, фактически же главными действующими лицами являлись подполковники В.Можаев и Ф. Ильиных. Из "засады" ЗРК уничтожили два "Фантома" из первой партии, отправленной американцами во Вьетнам для проверки в боевой обстановке. После этого 24 июля во Вьетнаме стали отмечать как День ракетных войск. От ракетного огня ВВС США потеряли во Вьетнаме более тысячи реактивных самолетов.

В тайну С-75 американцам удалось проникнуть лишь в семидесятые годы - во время войны Израиля и Египта, когда наши ракетчики, защищавшие важнейшие объекты арабов, передали им технику. Но окончательно гриф секретности с С-75 был снят только 14 июля 1992 года.


Источники информации

Журнал "Армия" Министерства Обороны Беларуси
 

Картина дня

наверх